Малевич Казимир Северинович

1879 год
-
1935 год

Россия (СССР)

Отечественный художник-авангардист. Считается основоположником разновидности абстрактного искусства – «супрематизма» (от латинского слова «supremus» - наивысший).


В 1913 году нарисовал скандально-знаменитую картину «Чёрный квадрат», ставшую позже символом экспериментов абстрактного искусства (автор уверял, что писал это произведение несколько месяцев). В 1915 году К.С. Малевич продемонстрировал первые 49 беспредметных полотен – в том числе и «Чёрный квадрат» – на выставке нового искусства в Петрограде, имеющей название «0,10».

«…есть и те, кто пытается снять с К. Малевича ореол «гения». К ним относится, например, писатель Маркс Самуилович Тартаковский, живущий с 1994 г. в Германии. В статье «Гений Малевич, Лауреат Бродский и профессор Ганнушкин» он так писал об этом дутом «гении»: «Малевич не любил вспоминать, что в начале века трижды проваливался при поступлении в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Валентин Серов и Константин Коровин, преподававшие там, видели перед собой уже и не слишком молодого человека, оснащённого апломбом вместо таланта. Великие учителя всё же, наверное, ошибались. Казимир Северинович безошибочно учуял пресловутый «дух времени»: «Пролетариат - творец будущего, а не наследник прошлого... Мы прекрасны в неуклонной измене своему прошлому... Разрушать - это и значит создавать»; «Я развязал узлы мудрости, я преодолел невозможное... Взорвать, разрушить, стереть с земли старые художественные формы - как не мечтать об этом новому художнику, пролетарскому художнику, новому человеку».

Даниленко В.П., Инволюция в духовной культуре: Ящик Пандоры, М., «Красанд», 2012 г., с. 225-226.

 

«Больше всего шума наделала на выставке его картина «Чёрный квадрат». По словам одного из критиков (а вслед за ним и художника), «Чёрный квадрат» является «иконой, которую футуристы предлагают взамен мадонн и бесстыжих венер». На выставке это полотно висело в особом месте, в углу, - действительно, как икона. Представленная картина оказалась как бы на пограничной полосе – между искусством и не-искусством, между логикой и алогизмом, бытием и небытием, между крайней простотой и беспредельной сложностью».

Ионина Н. А., Сто великих картин, М., «Вече», 2000 г., с. 442.

Своё суперматическое творчество К.С. Малевич многократно обосновывал, например, в 1915 году так: «Отсюда вывод такой: Если в прошедших тысячелетиях художник стремился подойти как можно ближе к изображению вещи, к передаче её сути и смысла, то в нашей эре кубизма художник уничтожил вещи с их смыслом, сущностью и назначением. Из их обломков выросла новая картина. Вещи исчезли как дым для новой культуры искусства».

Казимир Малевич, От кубизма и футуризма к суперматизму / Чёрный квадрат, СПб, «Азбука-классика», 2008 г., с. 29.

«… казимировы квадраты и круги «украшают» лучшие музеи мира, стоят баснословных денег, и толпы ничего не понимающих зрителей, заплатив за вход, тупо и уныло взирают на них, стесняясь сказать, что это же полная чушь. Правда, некоторые примирительно заявляют, что вполне могли бы и сами нарисовать такой же квадрат или даже круг. Нет, друзья мои, не могли бы, потому что нет у Вас той свежей мысли, которая захватила Казимира Малевича 86 лет тому назад. А мысль, вложенная художником во все эти квадраты и круги, на мой взгляд, была неожиданна и очень проста - живопись как вид изобразительного искусства прекращает своё существование навсегда. It is over! Конец! Точка! Большая, жирная точка!».

Окунев Ю., Письма близким из XX века, СПб, «Искусство России», 2002 г., с. 195-196.

 

«Как вспоминал Ю.Б. Хржановский, в мастерской К. Малевича ГИНХУКе проводились исследования, которые сам Малевич называл «спектральным анализом». В рамках этих исследований «по какой-нибудь очень хорошей репродукции надо было составить цветовой спектр», тщательно выбрав его «из имеющихся в картине цветовых сочетаний и стыков». Диалогичным образом осуществлялся «линейный анализ», для которого брался «какой-нибудь рисунок П. Пикассо или, скажем, Ж. Брака, и из него выбирались характерные элементы сочетаний, но уже чисто линейные».

Мигунов А.С., Ерохин С.В., Алгоритмическая эстетика, СПб, «Алетейя», 2010 г., с. 148.

 

«В 1926 году Малевичу удалось вывезти за границу большое количество своих полотен и разместить их в музеях Запада. Он быстро стал известен и одновременно стал запретен здесь, на родине. А те, кто, вроде Филонова, не захотели или не сумели отправить картины за границу, десятилетиями оставались неизвестными широкой публике, томились в запасниках».

Гранин Д.А., Причуды моей памяти, М., «Центрполиграф», 2010 г., с. 365.

 

Власти относились к деятельности К.С. Малевича с подозрением и дважды его арестовывали…Последний раз - в год смерти.


По завещанию «Малевича хоронили с музыкой и в супрематическом гробу. Публика стояла на Невском шпалерами, и в публике говорили: наверно, иностранец! Малевич умирал от рака, и к нему долгое время каждый день ходил врач, который его не вылечил и даже не лечил (за безнадёжностью), но Малевич научил его понимать левую живопись. Супрематический гроб был исполнен по рисунку покойника. Для крышки он запроектировал квадрат, круг и крест, но крест отвели, хотя он и назывался пересечением двух плоскостей. В этом проекте гроба есть отношение к смерти, чужой и своей».

Гинзбург Л.Я., Литература в поисках реальности: Статьи. Эссе. Заметки, Л., «Советский писатель», 1987 г., с. 242.

Новости
Случайная цитата
  • Думные дьяки Боярской думы
    Думные дьяки выполняли роль современных референтов, советников, секретарей в Боярской думе. В передней перед царскими покоями «…останавливаются бояре, окольничие и думные люди, люди трёх первых высших степеней старинной русской службы. Боярин - имя, которое встречается уже на первых страницах старой летописи в значении старшего члена дружины и необходимого советника, думца княжеского, и эта тесная связь между понятием боярина и советника княжеского выражалась в эпитете: боярин думающий. Окольн...