Параджанов Сергей Иосифович

1924 год
-
1990 год

Франция

Отечественный кинорежиссёр.

Работал на Украине, в Грузии, Армении.

«Прошло тринадцать лет, как нет Параджанова, и столько же лет, с 1978-го и до конца жизни, я его знал. Как ни удивительно, но именно за последние тринадцать лет, работая директором музея Параджанова в Ереване, я его узнал больше и лучше, чем при жизни...

Мозаика - излюбленный метод Параджанова. Из ничего не значащих, на первый взгляд, осколков он создавал произведение искусства - коллаж, инсталляцию, фильм... Из осколков личных впечатлений, рассказов людей, знавших его в разные периоды жизни, складывается и его портрет.

Вспоминаются его приезды в Ереван... Когда по городу разносилась весть о его прибытии, толпы людей собирались в местах его возможного появления: в гостиничном номере, кафе или в чьём-то доме, куда его ждали в гости. Признанный гений, автор «Теней забытых предков» и «Цвета граната», совершенно не походил на обласканных властью деятелей культуры - ни манера, ни своими, ни поведением, ни речью. Скорее он был похож на пророка. И часто отвечал на вопросы парадоксами. Он так мыслил. Нетрадиционно.

В начале 70-х годов в Киеве у него в гостях был известный битник, поэт и музыкант Джон Апдайк и пригласил его в Америку Прислал приглашение... Любой советский человек тогда знал, что на такие приглашения всегда был отказ, но иностранцам это было непонятно. Параджанов, конечно же, ни в какую Америку не поехал. И вот через некоторое время известная американская журналистка спрашивает у Параджанова, почему он не поехал к Апдайку. «Потому что у меня нет мужа в Индии», - отвечает Параджанов. Журналистка недоумевает... О каком муже речь? И только позже догадывается. Он имел в виду Светлану Аллилуеву, которая поехала на похороны мужа в Индию и, воспользовавшись этим, эмигрировала на Запад.

Приём гостей был для него спектаклем, в котором он был режиссёром. Известно, как он принимал в Киеве мадам де Голль, Тарковского, в Тбилиси - Театр на Таганке. Он распределял роли, всем давал задания - кому что принести, сам сервировал стол, придумывал сюрпризы для гостей. Например, к приезду Владимира Высоцкого он сложил натюрморт в честь Марины Влади.

Как-то, будучи в Тбилиси, я застал его в состоянии, когда он готовился к приёму гостей. Я подумал, что будут, видимо, какие-то знаменитости, и каково было моё удивление, когда я узнал, что он собирается отметить десятилетие Кариночки, дочери его друга - оператора Сурена Шахбазяна, которая приехала из Киева.

Кто-то о нём сказал, что для Параджанова искусство и жизнь - одно и то же. Я был свидетелем, как к нему пришли соседки, у которых скончалась мать, чтобы посоветоваться, какое фото выбрать для похорон. Он разложил принесённые фотографии и начал примерно так: «Ну, знаете, на этой у неё красивый овал лица, на этой красивый нос, а на этой у неё хороший рот. Предлагаю сделать коллаж». Женщины переглянулись и молча ушли. В Киеве, ещё до тюрьмы, ему приносят  письмо-петицию в защиту кого-то. Он говорит, что подпишет при условии, что его подпись будет стоять первой.

Как-то в 1957 году мы поехали с ним из Еревана в Тбилиси. Он всем купил подарки и, когда заходили соседи или друзья, каждому что-то преподносил. Соседскому мальчику лет шести-семи он незаметно дал пачку сигарет и на мой удивлённый взгляд сказал: «Ты понимаешь, он подбирает окурки, пусть лучше у него будет нормальная пачка сигарет».

В одной из ранних статей, рассказывая о своём творческом методе, он, в частности, говорил, что в любой истории или эпизоде, имеющем начало, середину и конец, можно опустить середину, а может быть, убрать и начало и дать только конец.

В 1988 году он на несколько дней поехал на Нью-йоркский кинофестиваль. Америка произвела на него большое впечатление, и он рассказывал друзьям свои впечатления. Друзей приходило много, он постепенно сокращал, сжимал свой рассказ. В нём был эпизод, где он описывал, какие замечательные там туалеты в гостиницах и что не успевает человек что-то сделать, как это куда-то исчезает. На второй день вечером при входе на киностудию кто-то издали крикнул: «Ну как Америка, Серго?» А он в ответ: «Я четыре дня говна не видел». Суть впечатлений об Америке».

Завен Саркисян, Коллаж на фоне автопотрета / Сб., составитель К. Д. Церетели, Нижний Новгород, «Деком», 2005 г., с. 161-162.

 

Андрей Вознесенский: «Вы обратили внимание на коллаж из засохших цветов. Он сделан гениальным кинорежиссером и художником Параджановым. Судьба его была тяжелейшая. Он провёл годы в тюрьме. Я послал ему туда книжку стихов, и в ответ он прислал мне этот коллаж, где живые листья и из проволочной сетки цветок, в тюрьме из ничего он создал эту красоту. Он был очень современный человек и мечтал поставить «Кармен». Первый кадр он видел так: огромный широкий экран, крупным планом лежит голая Кармен. Камера отходит, к ней приближается Хозе и... чихает. «Почему?» - спрашиваю его. «А Кармен работала на табачной фабрике». Гениальное мышление и юмор».

Дардыкина Н., Великие и ужасные, М., «Аст», 2004 г., с. 373.

Сергей Параджанов погребён в Пантеоне гениев армянского народа.

Новости
Случайная цитата
  • Церковь Летающего Макаронного Монстра - пародийная религия
    Церковь Летающего Макаронного Монстра (или Пастафарианство) была придумана 24-летним американским выпускником университета Бобби Хендерсоном / Bobby Henderson.   Весь замысел – пародия на типовые доводы креационистов. Так, Пастафарианский рай включает, по меньшей мере, один пивной вулкан и одну фабрику стриптиза... «Летающий Макаронный Монстр совсем молод. Внешне он миловиден и даже... весьма аппетитен. Он - выдумка выпускника Орегонского университета Бобби Хендерсона, но выдумка крупного  ма...