Покровский Михаил Николаевич

1868 год
-
1932 год

Россия (СССР)

 

«История - это политика, опрокинутая в прошлое»

М.Н. Покровский, 1928 г.

 

 

 

Советский историк-марксист.

В 1905 году Михаил Покровский стал членом РСДРП.

В 1907 году скрываясь от политических преследований, он переехал в Финляндию, а позже во Францию.

В 1917 году М.Н. Покровский вернулся в Россию.

С 1918 года до конца жизни М.Н. Покровский - заместитель наркома просвещения РСФСР.

 

«Официальные должности, которые занимал Покровский, нарастали как снежный ком. Он - первый заместитель наркома по просвещению, президент Коммунистической академии, директор Института истории Комакадемии и Института красной профессуры, руководитель Центрархива, председатель Общества историков-марксистов, редактор трех журналов: «Историк-марксист», «Красный архив» и «Борьба классов».

Всего Покровский уже в 1918 г. занимал 19 официальных должностей. И все - одновременно. Как видим, не только рядовые труженики стали работать на износ, на износ большевики обрекли само дело, ибо им руководила неизбежная при таких нагрузках халтура.

Это Покровскому большевики обязаны изобретением рабфаков.

Причём сделал он это не только для того, чтобы рабочие могли получить образование, прицел был дальний: после рабфаков рабочие беспрепятственно могли поступить в любой университет, закончить его и, само собой, вытеснить оттуда буржуазную профессуру.

Это-то и было настоящим политическим вожделением Покровского Его голубой мечтой.

Если судить по конечному результату, то политическим игроком Покровский был плохим. В сложной подковёрной борьбе которая немедленно наступила после смерти Ленина, он сначала «ставил» на Бухарина, но после его провала в 1928 г. мгновенно полюбил Сталина.

Теперь враги Сталина - его враги. Сталин, возможно, был и не умнее Покровского, но то, что хитрее, - факт. Он быстро понял, с кем имеет дело, и уже одним этим фактом вынес приговор «фюреру советской истории»».

Романовский С.И., «Притащенная» наука, СПб, 2004 г., с. 251-252.

 

«Когда 1 декабря 1931 г. пышно отмечался 10-летний юбилей Института красной профессуры, и Покровского, уже неизлечимо больного прямо из Кремлёвской больницы привезли в Большой театр и подвели к трибуне, то он изрёк следующее напутствие своим последышам: «Мой завет вам не идти «академическим» путем, каким шли мы, ибо «академизм» включает в себя как непременное условие признание этой самой объективной науки, каковой не существует. Наука большевистская должна быть большевистской».

Романовский С.И., «Притащенная» наука, СПб, 2004 г., с. 253.

 

«Метод, с помощью которого Покровский творил свою историю государства российского, ещё проще: он не утруждал себя сидением в архивах, чтением древних рукописей. Он просматривал уже опубликованные работы и, пользуясь весьма распространенным среди советских учёных методом, просто переодевал старые истины в новые слова.

Так, правящий класс у Покровского - это «феодалы», а торговый и промышленный - «буржуазия».

Смотришь и дивишься: вроде бы всё знакомо, а в плагиате не обвинишь: истины-то переодеты.

И ещё: Покровский взял на вооружение заведомо антинаучный метод: сначала строится схема, а факты к ней цепляются только те, которые её подтверждают. Остальных как бы и нет. Эту особенность творчества своего учителя подметили его ученики И.И. Минц, М.Н. Тихомиров, Н.М. Дружинин и др., когда стало делом собственной безопасности всячески поносить Покровского. Впрочем, в данном случае на академика-марксиста напраслины не возвели. Именно так он и работал.

Покровский вначале искренне считал, что марксистам нечего стыдиться вывода о влиянии классовых интересов на историческую литературу. «Одно дело фальсифицировать историю в угоду интересам известного класса, - писал Покровский, - другое дело изображать её с точки зрения этого класса». Каков диалектик!».

Романовский С.И., «Притащенная» наука, СПб, 2004 г., с. 259.

 

В университете - ученик В.О. Ключевского; позже учился у А.А. Богданова.

 

Новости
Случайная цитата
  • Люди первоклассных талантов в администрации Наполеона
    Бонапарт настойчиво стремился и в армии, и в гражданском ведомстве заместить все наиболее важные должности людьми таланта, сильными умами, les hommes d'esprit, как он любил говорить. Желание составить свою команду из игроков первой категории оставалось определяющим в формировании Бонапартом правительства, и даже шире того - всей военной и гражданской администрации. То, что эти первоклассные игроки в какой-то момент захотят оттеснить его самого и выйти на первое место, ни в малой мере не смущало...