Богданов Александр Александрович

1873 - 1928

Россия (СССР)

Русский врач, естествоиспытатель.

Настоящая фамилия - Малиновский.

Предложил идею создания новой науки - тектологии (всеобщей организационной науки), в рамках которой предвосхитил отдельные положения кибернетики и ТРИЗ.


«В 1908 году Александр Богданов (настоящая фамилия - Малиновский), врач, писатель и философ, за десять лет до этого основавший вместе с Лениным РСДРП, увлекавшийся Махом и создавший собственную философию эмпириомонизма, на острове Капри, в гостях у Горького, обыграл Ленина в шахматы. В том же году Ленин опубликовал книгу, в которой с помощью довольно грубой ругани «разгромил» философию Богданова, попутно написав про его любимца Маха: «Никакие усилия в мире не оторвут этих реакционных профессоров от того позорного столба, к которому их пригвоздили поцелуи Уорда, неокритицистов, Шуппе... Философия естествоиспытателя Маха относится к естествознанию, как поцелуй христианина Иуды относится к Христу»».

Кацура А.В., В погоне за белым листом, М., «Радуга», 2000 г., с. 182.

 

После революции 1917 года А.А. Богданов писал А.В. Луначарскому: Партии «… пришлось организовать псевдо-социалистические солдатские массы (крестьянство, оторвавшееся от производства и живущее на содержании государства в казарменных коммунах). Почему именно ей? Кажется, просто потому, что она была партией мира, идеала солдатских масс в данное время. Партия стала рабоче-солдатской. Но что это значит? Существует такой тектологический закон: если система состоит из частей высшей и низшей организованности, то её отношение к среде определяется низшей организованностью. Например, прочность цепи определяется наиболее слабым звеном, скорость эскадры - наиболее тихоходным кораблём, и пр. Позиция партии, составленной из разнородных классовых отрядов, определяется её отсталым крылом. Партия рабоче-солдатская есть объективно просто солдатская. И поразительно, до какой степени преобразовался большевизм в этом смысле. Он усвоил всю логику казармы, все её методы, всю её специфическую культуру и её идеал. Логика казармы, в противоположность логике фабрики, характеризуется тем, что она понимает всякую задачу как вопрос ударной силы, а не как вопрос организационного опыта и труда. Разбить буржуазию - вот и социализм. Захватить власть - тогда всё можем. Соглашения? это зачем? - делиться добычей? как бы не так; что? иначе нельзя? ну, ладно, поделимся... А, стой! мы опять сильнее! не надо... и т. д. С соответственной точки зрения решаются все программные и тактические вопросы. Голосование 18-летних: они дети! Жизнь сложна, дайте им подразобраться... вздор! винтовку держать могут; а главное - они за нас; чего толковать. Выборы строевого начальства - агитаторов в стратеги и в организаторы  сложнейшего ротного и полкового хозяйства. Сознательный рабочий вряд ли требовал бы выборности инженеров…».

Богданов А.А., Письмо А.В. Луначарскому от 19.11.1917 года, в Сб.: Опыт неосознанного поражения. Модели революционной культуры 20-х годов / Сост. Г.А. Белая, М., «Российский государственный гуманитарный университет», 2001 г., с. 67.

 

Видимо, именно А.А. Богданов ввёл в русский язык термин: «техническая интеллигенция».

 

«Богданов умер в 1928 году, по официальной версии - поставив на себе рискованный опыт.

Но его сын Александр Александрович Малиновский, профессор-биолог, рассказал мне в 1983 году, что на самом деле его отца убили. Он юношей работал у него лаборантом и видел, как основателя института умертвили, и знает, кто это сделал, и знает как, но не знает, по чьему заданию.

Богданов затеял впервые в мире опыт по полному обмену кровью со студентом-добровольцем (через общие капельницы они менялись кровью в течение нескольких дней непрерывно). Учёный хотел доказать, что такой обмен полезен и старому и молодому. В частности, после обмена кровью со стариками молодые люди более не рискуют заболеть туберкулёзом (впоследствии это подтвердилось - старая кровь лучше справляется с палочкой Коха). Старики же очевидным образом молодеют и становятся бодрее.

Надо сказать, что накануне эксперимента в институте сложилась тяжёлая обстановка. По приказу свыше сменили заместителя директора и секретаря парткома. Новые люди повели себя странно, много о чём-то шептались. И вдруг в процессе сложного и длительного опыта новый заместитель директора что-то тайно вливает в капельницу (но юный лаборант случайно это заметил). Позже лаборант установил, что это была органическая кислота, разрушающая эритроциты.

Почувствовав странные боли и удушье, Богданов распорядился срочно вывести студента из процедуры обмена (и тот остался жив), сам же основатель института упорно продолжал эксперимент, пытаясь проанализировать свои ощущения и понять причины неудачи, а когда сквозь муку дал команду на отбой, было поздно. Малиновский-младший (ему было 17 лет) впал в горячечное состояние, раздобыл где-то наган и хотел в убийцу; своего отца стрелять. Но не решился. А через месяц был изгнан из института.

Малиновский-младший рассказывал мне в 1985 году (когда он уже был прославленным профессором): «Я прожил трудную жизнь. Голодал. Годами спал по три-четыре часа. В юности мною овладевало такое отчаяние, что я до крови грыз руки - тыльные стороны ладоней были искусаны. Много раз мне грозил арест. Порою я думал: уж скорей бы... Лысенко ненавидел меня. Странно. Он был академик, а я в те года скромным кандидатом наук. Но как увлекательна была генетика...»

Кацура А.В., В погоне за белым листом, М., «Радуга», 2000 г., с. 184-185.