Леонов Леонид Максимович

1899 год
-
1994 год

Россия (СССР)

Русский писатель и драматург общественный деятель.

 

«Родился в Москве, в семье забытого ныне поэта-суриковца.
Семья распалась, когда Леонид ещё был ребёнком: отца отпра­вили в ссылку, и он покинул столицу с новой гражданской же­ной, оставив в Москве пятерых детей.

Юность Леонова пришлась на Гражданскую войну.

Не испытывая очевидной симпатии к большевикам, в силу обстоятельств он попал в Красную армию. Собственно Граж­данскую войну Леонов описывал очень мало и вспоминать эти времена не слишком любил.

Вернувшись в Москву, Леонов пробовал поступить в уни­верситет и провалился.

Начал писать прозу и выступил с рядом рассказов и повес­тей, сразу принёсших ему признание определённого круга чи­тателей - но не критики.

Со второй половины 1920-х годов Леонов выступает как драматург. Одна из первых его пьес была запрещена вскоре по­сле премьеры. […]

Cамое, пожалуй, известное произведение Леонида Леоно­ва - роман «Русский лес», вышедший в 1953 году, сначала едва не растерзанный в пух и прах литературными недоброжелате­лями, а потом неожиданно удостоенный Ленинской премии, для современной читающей публики является, с позволения сказать, непроходимо советским.

После «Русского леса» в течение полувека Леонов не публи­ковал больших вещей, да и публицистика его появлялась в пе­чати всё реже.

Писатель постепенно исчез из эпицентра литературной жизни, уступив его иным властителям дум (В том числе много занимался оранжереей на своей даче в писательском посёлке Переделкино – Прим. И.Л. Викентьева).

На исходе 1980-х многие думали, что Леонова и в живых уже нет.

Известен знаменательный диалог тех лет меж Никитой Сер­геевичем Михалковым и его отцом, баснописцем, автором трёх гимнов Сергеем Владимировичем.   «Папа, а Леонид
Лео­нов ещё жив?» - «Жив». - «И всё ещё соображает?» - «Со­ображает, но боится». - «Чего боится?» - «Соображать».

Ещё более категорично высказался известный беллетрист Михаил Веллер, походя бросив в своём романе «Ножик Серё­жи Довлатова» следующую фразу: «... уже второе поколение чи­тает и цитирует «фантастов» (низкий жанр!) Стругацких - и хоть бы одна зараза ради разнообразия призналась, что вырос­ла на Леониде Леонове».

Прилепин З., Леонид Леонов: «Игра его была огромна», М., «Молодая гвардия», 2010 г., с. 6-7.

 

В 1921 году Леонид Леонов вернулся в Москву.

 

«Леонов начинает жуткую, почти самоубийственную игру со смертью: из романа в роман у него появляется один и тот же герой - бывший белый офицер, живущий в Стране Советов: злой, силь­ный, упрямый волк, иногда обряжающийся в одежды смире­ния и послушания, и делающий это даже искренне.

Впервые офицерик, именно что прапорщик, как и Леонов, и тоже совсем мальчик, появится, как мы помним, в «Воре» - ему Векшин руку отрубит. В том числе и потому Леонов нёс ти­хий и мстительный огонёк ненависти к Векшину через всю жизнь, и потом-таки неотрубленной писательской рукою Ми­тю своего умертвит.

А дальше возникает целая галерея белогвардейских мальчи­ков, возмужавших в чуждой им и ненавидящей их стране. […]

Сей объёмный, охватывающий едва ли не весь свод создан­ного Леоновым, список героев продолжает бывший провока­тор Грацианский в романе «Русский лес». В последнем случае конечно же о прямой автобиографичности речи и идти не мо­жет, но этот неистребимый, тайный ужас Грацианского, вид­ного, между прочим, общественного деятеля сталинских вре­мён, Леонову был хорошо знаком. […]

Скрытность Леонова в этом вопросе была просто маниа­кальна: о белогвардейском прошлом писателя не знали его са­мые близкие люди - к примеру, дочери. Обнаруженные не так давно архивные документы были неожиданностью для всех. Вместе с тем внимательное прочтение произведений Леонова даёт понять, с каким самозабвенным и жутким наслаждением он дёргал судьбу свою за ус.

И вот для Сталина всё это тайной могло и не быть.

Имя Леонова он знал давно».

Прилепин З., Леонид Леонов: «Игра его была огромна», М., «Молодая гвардия», 2010 г., с. 247.

 

«Космологические рассуждения достигли необычайного размаха в двух монументальных произведениях русской художественной литературы конца XX века: «Розе Мира» Даниила Андреева и «Пирамиде» Леонида Леонова.

Каждая из этих книг, по сути, была делом всей жизни крупного писателя (находившегося долгое время в сталинских лагерях сына великого писателя Леонида Андреева и выступившего после долгого молчания со своим последним произведением автора одного из самых лучших романов советской эпохи - «Русский лес»).

В каждом из этих фантастических произведений оккультные и языческие образы сочетались с апокалиптическими христианскими идеями и стремлением создать новую космологию для ещё не определившейся духовности посткоммунистической России».

Джеймс Биллингтон, Россия в поисках себя, М., «Российская политическая энциклопедия», 2005 г., с. 71.

 

 

 

«Истинное произведение искусства - произведение слова - в особенности, есть всегда изобретение по форме и открытие по содержанию».

Леонов Л.М., Слово о Толстом, газета «Правда» от 20 ноября 1960 г.

 

В год смерти писателя, были опубликованы фрагменты из неоконченного романа  «Пирамида», где он высказал свои мысли об эволюции природы и сознания человека...

 

Новости
Случайная цитата
  • Сшибка - столкновение противоположных нервных процессов по И.П. Павлову
    «Две неподвижные идеи не могут существовать в нравственной природе,  также как два тела в физическом мире, не могут занимать одно и то же место…» Пушкин А.С., Пиковая дама    В лаборатории И.П. Павлова его сотрудница Н.Р. Шенгер-Крестовникова получала «экспериментальный невроз» у собак. Вначале у собаки вырабатывался положительный рефлекс на изображение окружности и отрицательный - на изображение эллипса. После закрепления рефлексов, круг начинали...