Мещеряков Александр Иванович

1923 год
-
1974 год

Россия (СССР)

Отечественный дефектолог, автор уникального эксперимента по развитию слепоглухонемых детей.

Ученик А.Р. Лурия и И.А. Соколянского.

После смерти И.А. Соколянского, А.И. Мещеряков осуществляет то, что не удалось его учителю при жизни – организует лабораторию изучения и воспитания слепоглухонемых детей в Институте дефектологии в 1961 году и оформляет при ней экспериментальную группу по обучению слепоглухих детей.

В 1963 году,  по инициативе А.И. Мещерякова и при поддержке психологов: А.Н. Леонтьева, А.В. Запорожца, А.Р. Лурия и Д.Б. Эльконина властями было принято решение об открытии Детского дома для 50 слепоглухих детей на базе расформированного детского дома для сирот в подмосковном Загорске.

 

«У слепоглухонемых от рождения или с раннего детства никаких вообще поведенческих стереотипов не обнаруживается. Это - факт, отмечавшийся многими исследователями, дружно уподоблявшими необученного слепоглухонемого ребенка даже не животному, а какому-то «по- луживотному-полурастению».

Из этого общепризнанного факта и исходят Соколянский с Мещеряковым. Объясняется ими этот факт очень просто: активность не обнаруживается потому, что её нет. Активность у слепоглухонемого ребёнка приходится формировать.

«Сама» она не «развернётся», потому что «разворачиваться» просто нечему.

И если специальная заслуга школы Л.С. Выготского состоит в открытии факта интериоризации, то специальная заслуга Соколянского и Мещерякова - в особо точном, неопровержимо убедительном раскрытии механизма
интериоризации.

Мещеряков описывает это так. Сначала педагог вносит в рот ребенку ложку с пищей и сразу её опрокидывает. Затем вносит ложку, но не опрокидывает, а задерживает во рту ребёнка: его задача - слизнуть пищу с ложки. Затем ложка уже не вносится, а подносится ко рту, касаясь губ в разных местах, так что ребёнку приходится ложку как бы «ловить». Наконец, делается попытка вызвать поисково-ориентировочную реакции на запах и температуру пищи, находящейся где-то у рта, но рта не касающейся.

Так формировалась, по выражению Ильенкова, «зоологическая активность». Теперь на её базе можно формировать и человеческую, т. е. учить ребёнка самостоятельно есть ложкой. В различении зоологической и человеческой активности Мещеряков и Ильенков солидаризируются со всей психологической школой Л.С. Выготского, усматривая критерий в орудийности человеческой активности в отличие от зоологической, в том, что человек в отличие от животного пользуется специально для той или иной цели изготовленными, в готовом виде в природе не встречающимися, предметами, будь то ложка, речь или какой-либо специальный язык либо код.

Орудийность человеческой психики специально, и притом экспериментально, исследовал П.Я. Гальперин, на труды которого Мещеряков непосредственно и опирается. Вот тут-то, при формировании человеческой активности, и вступает в свои права закон совместно-разделённой дозированной деятельности.

Ложка вкладывается в ручонку ребенка, педагог берёт эту ручонку в свою, и детской ручонкой, в которой зажата ложка, пытается зачерпнуть пищу из тарелки. Педагог, по меткому выражению Ильенкова, в буквальном смысле слова «руководит» - водит рукой ребёнка.

Это первый этап - совместное действие ребёнка и педагога. Не раз присутствовавший при этой процедуре Ильенков, затаив дыхание, прослеживал: вот детская ручонка сопротивляется; вот она становится «удоборуководимой», послушной, пассивной, «позволяет собой руководить». И наконец... Оживает!.. Пытается, пусть неуклюже, сладить с ложкой самостоятельно! В этот драматический момент у наблюдающего за чудом рождения человеческой активности теоретика захватывает дух. Только бы педагог заметил! Только бы ослабил «руководящее усилие», только бы дал ребенку возможность попробовать самому! Только бы не погасил первую - и последнюю, если погасит-таки! - вспышку человеческой активности ребенка! Если погасит - ребёнок станет «удоборуководимым» навсегда... Только бы!..

Ура! Заметил! «Ослабил руководящее усилие»! С этого момента действие из совместного стало совместно-разделенным. А вскоре вообще отпала надобность в каких бы то ни было «руководящих усилиях», - ребёнок умеет сам.

Так - во всём. Во всех бесчисленных «мелочах». И теоретик размышляет: что же он наблюдал? Виртуозную, но «узко-ведомственную», узко-дефектологическую «методику»? Ни в коем случае. Наблюдался закон зарождения и развития всякой человеческой активности, на всех этапах обучения чему бы то ни было, овладения чем бы то ни было. Сначала вместе, потом сам.

Так у всех, а не только у слепоглухонемых. Это всеобщий закон интериоризации, а вовсе не специальная «методика».

(Позже друг Ильенкова, ныне академик, Феликс Трофимович Михайлов, в своей докторской диссертации добавит, что это закон всякой человеческой деятельности, закон, через который реализуется ее коллективная, родовая сущность.)

И если бы в «нормальной» школе были внимательны к первым проблескам детской самостоятельности так же, как в школе у Мещерякова, насколько вырос бы «процент» «талантливости»!..»

Суворов А.В., Экспериментальная философия (Э.В. Ильенков и А.И. Мещеряков), в Сб.: Э.В. Ильенков: личность и творчество / Сост. И.П. Фарман, М., «Языки русской культуры», 1999 г., с. 180-182.

Новости
Случайная цитата
  • Ромен Роллан: цель написания романа «Жан Кристоф»
    «Я хочу изложить здесь некоторые мысли, побудившие меня начать и довести до конца среди окружавшего меня в Париже равнодушного или иронического молчания эту обширную поэму в прозе, ради которой, не считаясь ни с какими материальными препятствиями, я решительно порывал со всеми условностями, утвердившимися во французской литературе. Успех мало меня интересовал. Дело было не в успехе. Дело было в том, чтобы повиноваться внутреннему велению. На половине моей длинной дороги, в заметках для «Жан-Крис...