Лоренц Конрад

1903 год
-
1989 год

Австрия

«До сих пор на нашей планете никогда не было разумного 
самоисследования человеческой культуры, точно так же,
как до времён Галилея не было объективного в нашем смысле естествознания».

Конрад Лоренц, Обратная сторона зеркала, М., «Республика», 1998 г., с. 458.

 


Австрийский зоолог, автор множества научных и научно-популярных книг.

Создатель теории импринтинга.

Один из основателей этологии - науки о поведении животных в естественных условиях обитания.

«В 1941 году Конрад Лоренц опубликовал  статью «Кантовская концепция a priori в свете современной биологии», в которой доказывал, что природу и генезис основополагающих структур опыта, соответствующих a priori Канта, можно объяснить на основе достижений генетики и биологической теории эволюции. Под давлением естественного отбора в течение миллионов лет наши органы чувств и мыслительный аппарат формировались так, чтобы обеспечить функционально адекватное представление о реальности.
Априоризму Канта может быть дана эмпирическая интерпретация. Априори существует в силу наследственной дифференциации центральной нервной системы, специфичной для разных видов и определяющей наследственную предрасположенность мыслить в определённых формах. «Априорные» формы мысли – следствие адаптации и развиваются в ходе эволюции.
С конца 1950-х годов Лоренц занимался социокультурными и общегуманистическими проблемами, связанными с опасностями, которые несёт техническая цивилизация. Среди них в качестве главных он выделял этические проблемы».

Гороховская Е.А., Лоренц (Lorenz) Конрад, Новая философская энциклопедия в 4-х томах, Том 2, Е-М, М., «Мысль», 2001 г., с. 452.

 

В 1949 году Конранд Лоренц, благодаря финансовой помощи английского писателя Джона Пристли, организовал на территории своей усадьбы под Веной частный исследовательский институт под патронажем Австрийской академии наук.

 

 

Нобелевская премия по физиологии и медицине за 1973 год была разделена между Конрадом Лоренцем, Николасом Тинбергеном и Карлом фон Фришем «за открытия, связанные с созданием и установлением моделей индивидуального и группового поведения животных».

После Второй Мировой войны «В 1948 году Лоренц одним из первых в числе австрийцев, насильственно мобилизованных в немецкую армию, был освобождён из плена. В советском лагере он уже начал писать книгу о поведении животных и человека, окончательный вариант которой, составивший итог всей его жизни, вы можете прочесть в этом издании под названием «Оборотная сторона зеркала». За неимением лучших средств он писал гвоздём на бумаге от мешков из-под цемента, пользуясь марганцовкой вместо чернил. Окружающие относились к его занятиям с пониманием. «Профессора», который был старше других пленных, уважало также и лагерное начальство. Когда ему пришло время уезжать, он попросил разрешения взять с собой свою «рукопись». Офицер госбезопасности, от которого это зависело, предложил Лоренцу перепечатать книгу, дав для этого машинку с латинским шрифтом и бумагу. Когда «профессор» это сделал, офицер попросил автора дать честное слово, что в рукописи ничего нет о политике, и разрешил взять её с собой. Более того, он дал Лоренцу «охранную грамоту», чтобы рукопись не отбирали на этапах! Это кажется невероятным, но Лоренц, лучше нас с вами знавший человеческую природу, не был удивлён. Наконец, усталый, но полный энтузиазма и замыслов, Лоренц возвратился в Альтенберг, к своей семье».

Фёдоров А.И., Послесловие / Конрад Лоренц, Обратная сторона зеркала, М., «Республика», 1998 г., с. 469-470.

Новости
Случайная цитата
  • Общественное богатство создано трудом народа, но присвоено горсткой капиталистов по оценке П.А. Кропоткина
    «Но и в настоящую минуту ценность каждого дома, каждого завода, каждой фабрики, каждого магазина обусловлена трудом, положенным на эту точку земного шара миллионами давно погребённых в землю рабочих; и поддерживается она на известном уровне только благодаря труду легионов людей, обитающих эту точку. Каждая частица того, что мы называем богатством народов, ценна лишь постольку, поскольку она составляет часть этого огромного целого. Что представляли бы собою лондонские доки или парижские большие м...