Лоренц Конрад

1903 год
-
1989 год

Австрия

«До сих пор на нашей планете никогда не было разумного 
самоисследования человеческой культуры, точно так же,
как до времён Галилея не было объективного в нашем смысле естествознания».

Конрад Лоренц, Обратная сторона зеркала, М., «Республика», 1998 г., с. 458.

 


Австрийский зоолог, автор множества научных и научно-популярных книг.

Создатель теории импринтинга.

Один из основателей этологии - науки о поведении животных в естественных условиях обитания.

«В 1941 году Конрад Лоренц опубликовал  статью «Кантовская концепция a priori в свете современной биологии», в которой доказывал, что природу и генезис основополагающих структур опыта, соответствующих a priori Канта, можно объяснить на основе достижений генетики и биологической теории эволюции. Под давлением естественного отбора в течение миллионов лет наши органы чувств и мыслительный аппарат формировались так, чтобы обеспечить функционально адекватное представление о реальности.
Априоризму Канта может быть дана эмпирическая интерпретация. Априори существует в силу наследственной дифференциации центральной нервной системы, специфичной для разных видов и определяющей наследственную предрасположенность мыслить в определённых формах. «Априорные» формы мысли – следствие адаптации и развиваются в ходе эволюции.
С конца 1950-х годов Лоренц занимался социокультурными и общегуманистическими проблемами, связанными с опасностями, которые несёт техническая цивилизация. Среди них в качестве главных он выделял этические проблемы».

Гороховская Е.А., Лоренц (Lorenz) Конрад, Новая философская энциклопедия в 4-х томах, Том 2, Е-М, М., «Мысль», 2001 г., с. 452.

 

В 1949 году Конранд Лоренц, благодаря финансовой помощи английского писателя Джона Пристли, организовал на территории своей усадьбы под Веной частный исследовательский институт под патронажем Австрийской академии наук.

 

 

Нобелевская премия по физиологии и медицине за 1973 год была разделена между Конрадом Лоренцем, Николасом Тинбергеном и Карлом фон Фришем «за открытия, связанные с созданием и установлением моделей индивидуального и группового поведения животных».

После Второй Мировой войны «В 1948 году Лоренц одним из первых в числе австрийцев, насильственно мобилизованных в немецкую армию, был освобождён из плена. В советском лагере он уже начал писать книгу о поведении животных и человека, окончательный вариант которой, составивший итог всей его жизни, вы можете прочесть в этом издании под названием «Оборотная сторона зеркала». За неимением лучших средств он писал гвоздём на бумаге от мешков из-под цемента, пользуясь марганцовкой вместо чернил. Окружающие относились к его занятиям с пониманием. «Профессора», который был старше других пленных, уважало также и лагерное начальство. Когда ему пришло время уезжать, он попросил разрешения взять с собой свою «рукопись». Офицер госбезопасности, от которого это зависело, предложил Лоренцу перепечатать книгу, дав для этого машинку с латинским шрифтом и бумагу. Когда «профессор» это сделал, офицер попросил автора дать честное слово, что в рукописи ничего нет о политике, и разрешил взять её с собой. Более того, он дал Лоренцу «охранную грамоту», чтобы рукопись не отбирали на этапах! Это кажется невероятным, но Лоренц, лучше нас с вами знавший человеческую природу, не был удивлён. Наконец, усталый, но полный энтузиазма и замыслов, Лоренц возвратился в Альтенберг, к своей семье».

Фёдоров А.И., Послесловие / Конрад Лоренц, Обратная сторона зеркала, М., «Республика», 1998 г., с. 469-470.

Новости
Случайная цитата
  • Работа с авторами стихов в редакции – воспоминания Н.К. Старшинова [продолжение]
    Начало » - Помилуйте! - обрываю его я. - Но ведь эту поэму я уже неоднократно читал, и у нас о ней уже состоялся разговор. - Ах, видите, значит, и она вам запомнилась! - торжествуя восклицает Чельцов. - Я же говорил, что она в своем роде уникальна!.. Мне становится не по себе. Я знаю, что разговор с Чельцовым будет продолжаться ещё и час, и два. И прибегаю к средству, которое уже не раз меня выручало, - выхожу в соседнюю комнату и, чуть не плача, говорю сотруднику отдела писем: - Дорогой Витя, с...