Перкинс Максвелл

1884 год
-
1947 год

США

Американский экономист (по образованию) и литературный редактор, работавший с Эрнестом Хемингуэем, Фрэнсисом Фицджеральдом, Томасом Вулфом и др.

 

В юности Максвелл Перкинс  работал репортёром, а в 1910 году пришёл в издательство Charles Scribner's Sons (Нью-Йорк), основанного ещё в 1846 году, на должность редактора.

 

«Свой эстетический идеал Перкинс видел в строгой флоберовской прозе, а этический – в «Войне и мире». Его редакторской мечтой было открытие «великого американского романа» произведении одновременно н конкретного и эпического о стихийном единстве нации (которое напоминало бы подъём русского народного самосознания времён 1812 года)».

Толмачёв В.М., Писатель и автобиография: книга длинною в жизнь – предисловие к Сборнику: Томас Вульф, Жажда творчества: художественная публицистика, М., «Прогресс», 1989 г., с. 9-10.

 

Максвелл Перкинс  стремился выращивать и публиковать молодых писателей и в 1919 году начинает работать с Фрэнсисом Фицджеральдом, рукописи которого другие редакторы издательства Charles Scribner's Sons  уже дважды отвергли…

 

В 1926 году Максвелл Перкинс  начинает работать с Эрнестом Хемингуэем.

Они дружили,  отдыхали вместе, занимались рыбалкой… Писатель посвятил памяти своего редактора повесть «Старика и море» в 1952 году.

В 1954 году Эрнсту Хемингуэю присвоили Нобелевскую премию по литературе с формулировкой: «За его высокое мастерство в искусстве повествования, продемонстрированное недавно в «Старике и море» и за влияние, которое он оказал на современный стиль».

 

С 1928 году года Максвелл Перкинс  начинает работать с весьма неорганизованным начинающим писателем  - Томасом Вулфом.

«Редакторская работа Перкинса касалась главным образом не стилевой правки, а отбора материала, так как Вулф писал практически набело; если же того требовала ситуация, кусок переписывался заново. Объём рукописи был чаще всего велик; по мнению Перкинса, Вулфу непросто давалось начало работы над вещью и её завершение. Вулф, разумеется, был неуступчивым автором, и потому их спор вёлся довольно напряжённо. Отказываясь от фрагмента в двадцать-тридцать тысяч слов (счёт здесь велся не меньше чем на десятки тысяч), он, к удивлению Перкинса, уже через день-другой приносил новый, столь же целостный, что и предыдущий».

Толмачёв В.М., Писатель и автобиография: книга длинною в жизнь – предисловие к Сборнику: Томас Вульф, Жажда творчества: художественная публицистика, М., «Прогресс», 1989 г., с. 10.

 

Вот характерный фрагмент из письма писателя: «В юности мы верим в существование героев-исполинов, тех, кто сильнее и мудрее нас, к кому в трудную минуту мы всегда можем обратиться за помощью и утешением. Потом мы начинаем понимать, что ответы в нас самих, в наших душах и сердцах, но желание верить в таких героев не проходит. Для меня таким героем-исполином являетесь Вы - краеугольный камень моего существования».

Томас Вульф, Письмо Максуэллу Перкинсу от 24 декабря 1929 г. / Томас Вульф, Жажда творчества: художественная публицистика, М., «Прогресс», 1989 г., с. 181.

 

Американские критики - вероятно, от избытка ума -  рассорили Максвелла Перкинса и Томаса Вульфа, не сколько указывая на недостатки художественных произведений последнего, сколько указывая на зависимость автора от редактора…

Но перед смертью Томас Вулф назначил именно М. Перкинса своим литературным душеприказчиком.

 

В 1978 году американец Эндрю Скотт Берг выпустил книгу: Max Perkins: Editor of Genius / Максвелл Перкинс: редактор гениев, которая в 2016 году легла в основу сценария фильма: Genius / Гений, рассказывающих об отношениях двух талантливых людей:  редактора М. Перкинса и писателя Т. Вулфа.

Новости
Случайная цитата
  • Способен ли Бог обижаться на грешных?
    Каждый художник хочет, чтобы в него верили, однако он не сердится на тех, в ком не находит отклика. Бог не настолько благоразумен. Он так неистово требует, чтобы в него верили, будто без вашей веры не будет убежден в собственном существовании. Он обещает награды тем, кто в него верует, а тем, кто не верует, грозит страшными карами. Я лично не могу поверить в Бога, который на меня сердится за то, что я в него не верю. Я не могу поверить в Бога, у которого нет ни чувства юмора, ни здравого смысла....