Гребнев Анатолий Борисович

1923 год
-
2002 год

Россия (СССР)

Отечественный киносценарист, отец А.А. Миндадзе.

В Дневнике оставил много интересных творческих наблюдений:


«Чем отличается прогрессивный редактор Р. от реакционного деятеля из верхней инстанции? По результату, собственно, ничем. Реакционный деятель говорит: «Не пущу», а прогрессивный редактор Р. то же самое, только в третьем лице: «Не пустят». «Это прекрасно, - говорит прогрессивный редактор, - но - что поделаешь! - туда, наверх, с этим лучше не соваться, всё равно зарубают».

Гребнев А.Б., Дневник последнего сценариста, 1942-2002, М., «Русский импульс», 2006 г., с. 54.

 

«Нас воспитывали в духе ламаркизма. Социальные условия, среда, - внушали нам, - вот что формирует человека. Сама идея сознательного переустройства мира в духе всеобщей справедливости, как видно, отдаёт ламаркизмом, игнорирует законы природы».

Гребнев А.Б., Дневник последнего сценариста, 1942-2002, М., «Русский импульс», 2006 г., с. 98.

 

«Люди, не умеющие читать сценарии, требуют от нас словесных подтверждений той или иной идеи. Наши сценарии чрезвычайно многословны. Мы пишем в расчёте на этих людей, не умеющих читать сценарии. Там, где достаточно одной реплики, мы пишем их 10-15, стараясь непременно формулировать идею словами...»

Гребнев А.Б., Дневник последнего сценариста, 1942-2002, М., «Русский импульс», 2006 г., с.113.

 


«Массовая культура - это тот суррогат, который создали миллионы вместо прекрасного, принадлежащего тысячам... Таково псевдоискусство нашего века сплошной грамотности. У тех людей был Моцарт, похороненный в братской могиле с безвестными бедняками; у нас - Колкер, построивший себе виллу в Усть-Нарве... Все создается и покупается задешево, все нарасхват, тиражом в миллион...»

Гребнев А.Б., Дневник последнего сценариста, 1942-2002, М., «Русский импульс», 2006 г., с. 173.

 

«1987 год: Бывшие генералы выступают за мир, создали даже свою ассоциацию по этому поводу.
Бывшие генералы выступают за мир, бывшие цензоры - за свободу».

Гребнев А.Б., Дневник последнего сценариста, 1942-2002, М., «Русский импульс», 2006 г., с. 373.

 

«В самом праве сильного перед слабым, талантливого перед менее талантливым, ведущего перед ведомым, в самом этом праве, поскольку мы его признаём, права Олега Ефремова ломать судьбу некоего, м.б., ленивого, а, м.б., просто не приглянувшегося ему или не замеченного им, Олегом, актёра; права Мейерхольда выгнать из театра Бабанову, чтоб не затмевала больше Зинаиду Райх; права благороднейшего Константина Сергеевича мучить своими капризами, испытывать самолюбие писателя Булгакова, - итак, в самом признании нашем этого права есть что-то рабское, посредственное, недостойное свободного человека, вот в чём я твёрдо уверен!».

Гребнев А.Б., Дневник последнего сценариста, 1942-2002, М., «Русский импульс», 2006 г., с. 374.

 

«Борис Николаевич Ельцин сказал Климову, что заменили в московской торговле сначала 30% кадров, теперь уже 70%, и - все то же самое: новые заражаются от старых. Придется, видимо, менять все 100%, всех!..»

Гребнев А.Б., Дневник последнего сценариста, 1942-2002, М., «Русский импульс», 2006 г., с. 377.

 

«Всё-таки хороший сюжет: вот такой Павленок, уже на пенсии, на даче, без власти, читает про себя в газетах, в журналах сегодняшних и не может ответить! Ему ставят в вину судьбу Тарковского ... А он-то знает про этих обожествляемых ныне людей, начиная с жертв 37 года: Кольцов - до того, как был уничтожен, писал черт-те что про Бухарина и других, подогревая процессы! Крыленко выступал обвинителем «Промпар- тии», требуя сурового приговора. Пятаков печатно приветствовал процесс Зиновьева и других, призывая «уничтожить выродков». Маршал Блюхер, о котором сегодня не умолкают ТВ и газеты, был членом суда над Тухачевским и подписывал смертный приговор... Возвращаясь к нашим дням: Вера Панова, Мартынов и Слуцкий обличали Пастернака. И т. д. и т. д. ещё ближе: о Тарковском. Что же, он, Тарковский, был сахар? Нервный, вздорный, непоследовательный. Мог предать. Как предал, например, оператора Г. Реберга, свалив на него вину за собственную неудачу».

Гребнев А.Б., Дневник последнего сценариста, 1942-2002, М., «Русский импульс», 2006 г., с. 395.


«Когда Бог не дал таланта, надо по крайней мере работать втройне. Но этого, увы, не происходит.
Т.е., кто лишён таланта, не знают, что они его лишены.

Писать коротко, но, по возможности, каждый день. Так лучше».

Гребнев А.Б., Дневник последнего сценариста, 1942-2002, М., «Русский импульс», 2006 г., с. 407.

 

«Если уж продолжить о «творчестве», то - чем мы занимались в ту эпоху, «с кем протекли его боренья?». Высшим счастьем и доблестью было сказать правду, которую все знали, но сказал её вслух ты - нечто, о чем говорилось «на кухне» вполголоса, а тут - вслух, да если ещё и впервые! На этом держался, если хотите, «Современник» и в какой-то степени Таганка, и ефремовский МХАТ... И не в том ли сегодняшние неуспехи, что знаньем сейчас никого не удивишь. Развлекай, как умеешь.

Отсутствие успеха, то есть успеха настоящего (хотя - укажите мне, где он, такой успех! «Утомлённые солнцем»? Вспомним через год! Ведь это в немалой степени накачано, - итак, отсутствие успеха - это в первую очередь результат ставки на узнавание.

В литературе кризис, в кино кризис. Всё оттого, что обрушилась на нас свобода. Было приспособлено, ориентировано... да просто рождено применительно к другой реальности».

Гребнев А.Б., Дневник последнего сценариста, 1942-2002, М., «Русский импульс», 2006 г., с. 523.

 

 

Новости
Случайная цитата
  • Неклассический стиль балета, созданный Морисом Бежаром
    Морис Бежар осознал: его физические данные не позволяют ему хорошо танцевать классические балеты. И он создал новый стиль балета.«В былые времена я танцевал сам, и немало создал своим собственным телом. Я, я - неизменно я перед зеркалом. В один прекрасный день мне это обрыдло. Я почувствовал себя взаперти. Полагаю, я выжал лимон, - моё тело дало мнё все, что могло дать. Это немало, я ведь не обладаю телом «типичного» классического танцовщика, я не тот исполнитель, о котором, как говорится, можно...