Бенкендорф Александр Христофорович

1782 год
-
1844 год

Россия (СССР)

Генерал от кавалерии, шеф жандармов и одновременно Главный начальник III отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Родом из Дании.

Александр Бенкендорф получил образование в иезуитском пансионе аббата Николя в Санкт-Петербурге.

Неоднократно участвовал в войнах, которые вела Россия.

Во время восстания декабристов командовал частью правительственных войск, а позже вошёл
в Следственную комиссию по делу декабристов.

«Формальным поводом для того, чтобы сослуживцы взглянули на Бенкендорфа под иным углом зрения, послужила стычка с командиром Преображенского полка К.К. Кирхом. Обеспокоенный тем интересом, который проявляет гвардейская молодёжь к революционным событиям, происходящим в Испании, Бенкендорф приказал Кирху подготовить подробную докладную записку об «опасных разговорах». Тот отказался, заявив, что не желает быть доносчиком. Начальник Гвардейского   штаба в гневе выставил его за дверь.

О произошедшем узнали офицеры Преображенского полка, разумеется, вовсю порицавшие инициативу Бенкендорфа. Оправдания этому поступку просто быть не могло, мало того, что доносительство было не в чести, главное же заключалось в том, что дух свободомыслия, принесённый из заграничных походов, буквально клокотал среди людей в мундирах, причем даже более, чем среди гражданских.

Прошло несколько месяцев, и разразилась так называемая «Семёновская история». Жестокость по отношению к подчинённым Ф.Е. Шварца, командира родного для Бенкендорфа полка, возмутила не только солдат, но и офицеров. Восстание лейб-гвардии Семёновского полка продолжалось всего двое суток - с 16 по 18 октября 1820 года, но этого оказалось достаточно, чтобы похоронить уверенность правительства в абсолютной преданности не только гвардейцев, но и большинства армейских людей.

Бенкендорф одним из первых понял, к чему может привести «брожение умов», те рассуждения, споры и планы, которые вызревали в сердцевине тесных офицерских собраний. В сентябре 1821 года на стол императору Александру I была положена записка о тайных обществах, существующих в России, и в частности о «Союзе благоденствия». Она имела аналитический характер: автор рассматривал причины, сопровождавшие возникновение тайных обществ, их задачи и цели. Здесь же высказывалась идея о необходимости создания в государстве специального органа, который бы мог держать под надзором настроение общественного мнения, а если надо, то и пресекать противоправную деятельность. Но помимо всего прочего в ней автор называл поимённо тех, в чьих умах поселился дух свободомыслия. И это обстоятельство роднило записку с доносом».

Третьякова Л., Другая правда, журнал «Вокруг света», 2001 г., № 1, с. 69-70.

 

В 1826 году А.Х. Бенкендорф подал записку уже Николаю I о проекте учреждения особой полиции, после чего Император назначил его шефом корпуса жандармов, а чуть позже – и начальником III отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии.


«Проект Бенкендорфа являлся, по сути, программой создания в России политической полиции. Что надлежало делать? Заниматься политическим сыском, добыванием необходимой информации, пресечением деятельности лиц, ставших в оппозицию режиму. Когда же был решён вопрос, чем именно будет заниматься политическая комиссия, встал другой - кто будет заниматься сыском, сбором информации и пресечением противоправных действий. Бенкендорф ответил царю - жандармы.

Создаваемая Бенкендорфом система не отличалась особой сложностью, что, по его мнению, практически исключала возможные сбои в работе и обеспечивала максимальную эффективность. Мозговой центр - Третье отделение с сотрудниками в количестве 72 человек.

Подбирал их Бенкендорф придирчиво, согласно трём основным критериям - честности, смышлености, добромыслию. Сотрудники вверенной Бенкендорфу службы углубились в деятельность министерств, ведомств, комитетов. В основу оценки функционирования всех структур было положено одно условие: не должны заслонять интересов государственных. Чтобы предоставить Императору ясную картину происходящего в империи, Бенкендорф на основании многочисленных отчётов своих сотрудников составлял ежегодный аналитический отчёт, уподобляя его топографической карте, предупреждающей, где болото, а где и вовсе пропасть.

С присущей ему скрупулёзностью Александр Христофорович поделил Россию на 8 государственных округов. В каждом - от 8 до 11 губерний. В каждом округе - свой жандармский генерал. В каждой губернии - по жандармскому отделению. И все эти нити сходились в здании цвета охры на углу набережной Мойки и Гороховой, в штаб-квартире Третьего отделения. Корпус жандармов был задуман как элитный, предусматривающий солидное материальное обеспечение.

В июле 1826 года было создано Третье отделение - учреждение, призванное осуществлять тайный надзор за обществом, а Бенкендорф назначен его главой. В апреле 1827 года Император подписал указ об организации Корпуса жандармов с правами армии. Бенкендорф превратился в его командира.

Обер-офицер лейб-гвардии Жандармского полуэскадрона. Первая четверть XIX века Бенкендорфу удалось выговорить независимость своей структуры. Гражданские власти не имели права вмешиваться или влиять на деятельность местных жандармских управлений. Более того, все государственные структуры и организации обязаны были оказывать содействие людям «в голубых мундирах». […]

Объяснял Александр Христофорович, для чего и обществу полезно иметь подобное учреждение: «Злодеи, интриганы и люди недалекие, раскаявшись в своих ошибках или стараясь искупить свою вину доносом, будут по крайней мере знать, куда им обращаться».

В 1826 году в корпусе жандармов служило более 4 тысяч человек. Силой сюда никого не загоняли, напротив, вакансий было гораздо меньше, чем желающих: солдат отбирали только грамотных, офицеры принимались лишь с хорошей рекомендацией. Однако некоторые сомнения менявших армейский мундир на жандармский всё же одолевали. Как их обязанности будут сочетаться с понятиями чести дворянина и офицера? […]

Были набраны цензоры, и при этом люди весьма заметные.

Среди них Ф.И. Тютчев, С.Т. Аксаков, П.А. Вяземский. Что вменял им в обязанность господин Бенкендорф? Они должны были следить, чтобы в печати не обсуждались персоны императорской фамилии и чтобы авторы избегали такого толкования событий, которое может «вовлечь государство в бездну несчастий».

Третьякова Л., Другая правда, журнал «Вокруг света», 2001 г., № 1, с. 70-72.

 

 

«В отличие от Аракчеева, Бенкендорф был не лишён образования. Аракчеев был неопрятен в одежде, подчёркнуто груб, кичился своей малограмотностью - Бенкендорф держался как светский человек, корректный в обращении. Не походя на трусливого Аракчеева, уклонявшегося от любого участия в военных действиях, Бенкендорф имел богатое боевое прошлое: он участвовал в ряде кампаний с 1803 по 1814 год и проявил себя как деятельный и храбрый генерал, однако подлинным призванием его стала не война, а политический сыск. […]

Наполеоновская Франция обладала самой развитой в Европе политической полицией, созданной Фуше. По сравнению с ней приёмы политической полиции в России были грубыми и дилетантскими. При Александре I даже не существовало для неё единого организационного центра: министр полиции, начальник штаба гвардейского корпуса, петебургский и московский генерал-губернаторы имели каждый свою - как правило, мало эффективную - систему политического контроля и шпионажа.

Зато находились охотники в частном порядке на свой страх и риск организовывать политический надзор. […]

Бенкендорф не лишён был своеобразной честности: он не измышлял ложных обвинений, не преследовал личных врагов, в делах, прошедших через его руки, мы встречаем порой брезгливые заметки о лицах, делающих из корыстных видов ложные доносы. Однако он искренне считал литературу легкомысленным и вредоносным занятием, всякое проявление свободной мысли - подлежащим искоренению опасным мятежом. Люди его интересовали как объекты наблюдения или по тенциальные агенты сыска. Таков был человек, «отеческим заботам» которого Николай I вверил судьбу Пушкина.

Пушкин Бенкендорфа явно раздражал, и он много сделал для того, чтобы отягчить участь поэта в последние десять лет его жизни».

Лотман Ю.М., Александр Сергеевич Пушкин. Биография писателя, Л., «Просвещение», 1981 г., с. 140-141.

 

В 1833 году - дочь А.Х. Бенкендорфа - Анна была первой исполнительницей гимна России «Боже, царя храни!».

Новости
Случайная цитата
  • Условия гениальной одарённости по Г.В. Сегалину
    Чтобы дать ответ с биологической точки зрения, мы пытались в теоретической части нашей работы Патогенез и биогенез великих людей не столько дать ответ, чем вызвано появление самой одарённости вообще у данного великого человека, сколько выявить, чем вызвано это реактивное явление в лице данного, а не другого из потомков данного биологического ряда. Исходя из этой мысли, что повышенная реактивность должна быть вызвана каким-нибудь повышенным же раздражающим фактором, мы ставили себе вопрос: какие...