Карнеги Эндрю

1835 год
-
1919 год

США

Крупный американский предприниматель шотландского происхождения и один из первых миллиардеров-филантропов в США.

Эндрю Карнеги родился в семье ткача и благодаря усилиям материи получить начальное образование.

«Замена ручных ткацких станков паровыми отразилась роковым образом на нашей семье. Мой отец не признал вовремя важности такого переворота в своем ремесле и долго придерживался старой системы. Его заработки сильно уменьшились, и моя мать, которая всегда была помощницей ему в нужде, должна была употреблять неимоверные усилия, чтобы поддерживать семью. Она открыла лавочку и таким образом помогала отцу содержать семью; хотя доходы её были невелики, но все же этого было достаточно, чтобы мы могли жить прилично».

Эндрю Карнеги, История моей жизни, М., «Манускрипт», 1994 г., с. 16.


«Служебное помещение телеграфа является прекрасной школой для молодого человека.

Здесь отлично могут развиться его находчивость и способность комбинировать. Здесь пригодилось мое знание английских и европейских условий. Всякое знание полезно; рано или поздно оно находит себе применение. Известия из-за границы шли тогда через мыс Рэс, и наше главное занятие состояло в том, чтобы принимать поступающие одну за другой телеграммы с пароходов. Я предпочитал эту работу всем остальным, и по молчаливому соглашению она была предоставлена мне. Устройство телеграфа в то время было ещё очень несовершенно, и особенно во время грозы приходилось нередко угадывать текст телеграммы.

По части отгадывания я считался гением, и моим главным удовольствием было самому заполнять пробелы вместо того, чтобы поминутно останавливать передающего депешу и терять драгоценное время из-за двух-трёх пропущенных слов. Это не представляло большого риска, поскольку дело касалось иностранных известий; потому что, если смелый телеграфист и позволял себе кое-какие вольности, то они были не такого свойства, чтобы повлечь за собой серьёзные неприятности. Мои познания по части иностранных, в особенности же английских, условий значительно возросли, и я по одной или двум первым буквам всегда угадывал остальные.

Питсбургские газеты обычно посылали на телеграф репортёра, чтобы получить для печати самые срочные известия. Впоследствии одно лицо исполняло это поручение для всех газет. Для этого требовалось снять известное количество копий каждой принятой с аппарата телеграммы. Мы условились, что я за еженедельную плату в 1 доллар буду доставлять ему по пяти копий с каждой телеграммы для печати. Это была не особенно доходная работа, но она повышала мой заработок до 30 долларов в месяц, а в тогдашние времена каждый доллар имел для меня значение. Моя семья понемногу выбивалась из самой тяжелой нужды; на нашем небе уже занималась заря будущего благосостояния.

Дальнейшим решительным шагом в жизни было вступление мое и моих друзей в Литературное Общество Ткачей. Мы пятеро составляли тесный кружок и были неразлучны. Это вступление оказалось для всех нас чрезвычайно полезным. У нас уже был свой маленький дискуссионный клуб, собиравшийся в сапожной мастерской, принадлежавшей отцу Фиппса. Том Миллер напомнил мне недавно, что однажды я в этом клубе говорил почти полтора часа подряд на тему: «Должны ли судьи избираться народом», но я готов допустить, что память несколько изменяет ему. Клуб Ткачей считался тогда первым в городе, и мы немало гордились тем, что нас в него приняли. Основанием для этого послужили только наши прежние дебаты в сапожной мастерской.

Участие в работе клуба является большим преимуществом для каждого молодого человека. Готовясь к предстоящим дискуссиям, я много читал, и это делало мои мысли более ясными и точными. Я несомненно обязан дискуссиям в Клубе Ткачей той уверенности, с которой я выступал впоследствии в больших собраниях. С тех пор я руководствуюсь двумя главными правилами в своих публичных выступлениях.

Во-первых: подготовься дома хорошенько к тому, о чем собираешься говорить, и говори самым простым образом со своими слушателями, не говори через их головы. Второе: не старайся казаться перед другими не тем, что ты есть; оставайся всегда самим собой; говори, но не болтай попусту до тех пор, пока у тебя не зашумит в голове.

С течением времени я стал принимать на службе все депеши только на слух и совершенно перестал пользоваться записями на ленте. В те времена это было таким редким явлением, что многие приходили в телеграфную контору только для того, чтобы посмотреть на этот фокус».

Эндрю Карнеги, История моей жизни, М., «Манускрипт», 1994 г., с. 63-65.

 

Так Эндрю Карнеги сменил множество низкооплачиваемых работ, но качественной работой обратил на себя внимание начальства и его регулярно повышали по службе. В 18 лет он стал начальником телеграфного отдела. Работал в железнодорожной компании. Потихоньку сколотил небольшой капитал и вложил его в акции. Во время Гражданской войны стал руководителем военной железной дороги. После победы Севера ушёл в металлургическую промышленность и построил свой первый стальной завод.

Он одним из первых размещать акции американских компаний в Европе.

После Гражданской войны Эндрю Карнеги занимался металлургическими заводами.

Эндрю Карнеги дружил с английским философом Гербертом Спенсером, американским писателем Марком Твеном.

«Кругосветное путешествие открыло мне новые горизонты. Вся моя умственная жизнь получила иное направление.

Спенсер и Дарвин находились тогда в зените своей творческой деятельности, которая вызывала во мне живейший интерес. Я начал рассматривать различные стадии в жизни человечества с точки зрения эволюционной теории. В Китае я изучал Конфуция, в Индии - Будду и священные книги индусов, у персов в Бомбее - Зороастра. В результате моего путешествия я ощутил в себе некоторую внутреннюю тишину. Где прежде был хаос, теперь воцарился порядок. Моя душа умиротворилась. Я обрёл, наконец, свою философию. Слова Христа: «Царство Божие внутри вас» приобрели для меня совершенно новый смысл. Царство Божие не в прошедшем и не в будущем, а в настоящем, здесь на земле. Все наши обязанности относятся к настоящему миру и к настоящему времени, и тщетны все стремления заглянуть за эти пределы».

Эндрю Карнеги, История моей жизни, М., «Манускрипт», 1994 г., с. 141.

 


В 1889 году Эндрю  Карнеги опубликовал статью «Богатство», где утверждал, что жизнь богатого предпринимателя должна состоять из двух частей:

- накопление богатства;
- распределение этого богатства для благотворительных целей.


Помня как ему помогли бесплатные библиотеки в юности, Эндрю Карнеги профинансировал строительство
2811 библиотек в США.

В 1891 году на открытии профинансированного им концертного зала - будущего Карнеги-холла - дирижировал
П.И. Чайковский.

«В судьбе Карнеги есть два темных пятна - классовая борьба и личная жизнь. Последняя вращалась вокруг матери Карнеги, Маргарет, на редкость властной и ревнивой особы. В Нью-Йорке она жила с Эндрю в одном номере отеля «Виндзор» и старалась не отпускать его от себя надолго - на деловые встречи Карнеги часто являлся в сопровождении матушки. Эндрю её обожал, боялся и называл не иначе как «моя королева» и «моя святая». Как-то, уже будучи богачом, Карнеги привёз Маргарет на родину, в Данфермлин, и устроил триумфальную акцию -  катал её по улицам в карете.
Маргарет придерживалась радикальных взглядов не только в политике (она была убеждённой чартисткой). «Нет такой женщины, которая была бы достойна стать женой моего Энди», - говорила она. Неудивительно, что Эндрю осмелился жениться только после её смерти, хотя его роман с будущей женой, 30-летней Луизой Уитфилд, начался за семь лет до этого (Карнеги было 45). После кончины матери он долго опасался, что сообщение о помолвке нарушит траур - покажется дурным тоном. Свадьба состоялась через полгода, всё прошло очень тихо, в доме невесты -  пригласили только тех. без кого совсем уж нельзя было обойтись. Многие восхищались сыновней преданностью Карнеги, но были и те, кто считал, что он просто ужасный трус. А Луиза уже после смерти Маргарет не удержалась и назвала её «самой неприятной женщиной из всех, кого знала».
Карнеги не хотел заводить детей, возможно, чтобы не заботиться потом о наследниках, и только благодаря докторам, которые в качестве средства от депрессии посоветовали Луизе родить, у них появилась дочь. Проблемы выбора имени для Эндрю Карнеги не существовало - девочка стала Маргарет Карнеги-младшей».

Фролова А., Эндрю Карнеги. Бесчеловечный филантроп, / в Сб.: Соловьёв А., Знаковые люди, М., «Питер»; «Коммерсантъ», 2007 г., с. 129-130.

 

«Институт Карнеги, открытый в 1901 году в Вашингтоне при поддержке президента Теодора Рузвельта, был задуман как научный центр, помогающий своими исследованиями развитию университетского образования. За десять лет Карнеги выделил институту в общей сложности $22 миллионов - можно сказать, что на эти деньги было обнаружено расширение Вселенной, доказана сущность ДНК как генетического материала, создан радар и найдены руины цивилизации майя. Карнеги-фонд развития образования первоначально намеревался выплачивать пенсии педагогам (Эндрю Карнеги всю жизнь возмущался, что учителям платят как самым мелким клеркам в его конторах), но потом занялся ещё и созданием образовательных стандартов и унифицированных общенациональных тестов».

Фролова А., Эндрю Карнеги. Бесчеловечный филантроп, / в Сб.: Соловьёв А., Знаковые люди, М., «Питер»; «Коммерсантъ», 2007 г., с. 126.

 

«В 1904 году бизнесмен основал пенсионный «Фонд героев», целью которого было награждение людей, совершивших героические поступки и оказание помощи их семьям. В его списках при жизни Эндрю Карнеги числилось около 1500 героев и их семейств.

В следующем году он учредил фонд о пользу науки - пенсионный фонд для престарелых профессоров.

Ещё 10 млн. долларов он пожертвовал в Шотландии на то, чтобы одна часть процентов этою капитала шла на плату нуждающимся студентам за право слушания лекций, а другая - в пользу самих университетов.

В 1907 г. он стал председателем Общества мира.

Им было пожертвовано 1.5 млн. фунтов стерлингов на сооружение Храма Мира в Гааге».

500 знаменитых людей планеты / Автор-составитель В. Скляренко, Харьков, «Фолио», 2005 г., с. 331.


Наследники Эндрю Карнеги получили меньше 10% его состояния, потраченного на филантропию.

 

«Учение Спенсера оказало на меня громадное влияние. Ему и Дарвину я обязан очень многим. К счастью, сочинения обоих этих писателей попали в мои руки как раз в тот период моего внутреннего развития, когда я начал сомневаться в супернатуральной теологии, в особенности же в искуплении и во всей построенной на этом догматике. Я по сей день помню, как меня точно светом озарило, когда я прочел страницы, уяснившие мне истинный принцип эволюции. Человек способен к бесконечному совершенствованию. «Всё хорошо, потому что идет к лучшему» стало с тех пор моей любимой мыслью и настоящим источником утешения для меня».

Эндрю Карнеги, История моей жизни, М., «Манускрипт», 1994 г., с. 205-206.

Новости
Случайная цитата
  • Современное «как бы творчество»: самоповтор, клоны по оценке Д.Л. Быкова
    «О подобной ситуации рассказывали мне и в Штатах. Когда я изъявил желание посетить книжный, приятель-профессор отвел меня в букинистический: «Всё, что надо, здесь есть, а новое покупать бессмысленно». Это не ретроградство и не ренегатство, а результат, к которому пришла культура в результате руководства менеджеров и маркетологов. В какой-то момент литературой, кинематографом и музыкой стали во всем мире заправлять так называемые эффективные руководители. В результате появились книги, которые нел...