Пэрна Николай Яковлевич

1878 год
-
1923 год

Россия (СССР)

Отечественный медик, занимавшийся биоритмологией, но вопреки распространённому на рускоязычном пространстве мнению, далеко не первый...


У Николая Пэрна в «… возрасте 7-8 лет отчётливо проявилась тяга к рисованию. В 13 лет пробудился интерес к природе и коллекционированию - он начинает собирать бабочек и жуков. В 32 года появился повышенный интерес к научным и психологическим вопросам. Прошедший переломный период в 19-20 лет выражен неясно. Как видим, в жизни Пэрна отчётливо проявилось несколько переломных, кризисных периодов, которым отвечает качественное изменение в интеллектуальной ориентации, эти периоды очень близки к числам Фибоначчи: 8, 13, 34. К сожалению, Николай Пэрна очень рано умер, не дожив до следующего кризисного возраста».

Васютинский Н.А., Золотая пропорция, СПб, «Диля», 2006 г., с. 208.

 

«В начале 20-х годов нашего столетия русский физиолог Николай Яковлевич Пэрна подвёл итоги своим наблюдениям и опубликовал их в книге «Ритм, жизнь и творчество», вышедшей сначала по-немецки в том же Лейпциге, а затем (в 1925 г.) по-русски. Наблюдения свои он вёл не над пациентами и не над студентами, а над самим собой, и длились они целых восемнадцать лет».

Иванов С.М., Абсолютное зеркало, М., «Знание», 1986 г., с. 134.

 

«Фантастическая картотека Пэрна, как рассказывает он сам, «выросла из двух корней».

Первый корень появился в студенческие годы, когда он завёл книжечку, разграфлённую по дням недели, и стал в ней особыми значками отмечать события своей жизни и перемены в душевном состоянии. Одни настроения чередовались с другими, уловить их было нелегко, но постепенно Пэрна выделил несколько линий, вырисовывавшихся яснее прочих. Колебания этих линий и стали отмечаться в книжечке, и эти ежедневные отметки превратились в механическую привычку, вроде умывания.

Долгое время Пэрна не отдавал себе ясного отчёта, для чего всё это может понадобиться, и лишь спустя девять лет, в 1910 г., принялся за обработку материала, надеясь открыть в нём какие-нибудь закономерности. Никаких закономерностей не обнаружилось, но Пэрна продолжал ставить значки в надежде, что когда-нибудь что-нибудь да откроется. Взяться снова за обработку удалось лишь в 1919 г., когда материала накопилось вдвое больше.

И тут упорство исследователя было вознаграждено - закономерность открылась.

Второй корень образовался в 1904-1905 гг., когда в связи с революцией временно были закрыты высшие учебные заведения и Николаю Яковлевичу пришлось прервать свои обычные занятия. Тогда он стал читать книги по истории культуры. Эпоха Перикла, раннее Возрождение, время Леонардо и Микеланджело - всё приводило его в величайшее волнение. «...Блестящие и волнующие образы проходили перед душой, как огненные каскады... и опять бледнели и исчезали, - вспоминает он. - Являлось сильнейшее желание удержать их... чтобы всегда любоваться ими. Но запомнить все это не было никакой человеческой возможности... И тут я, как бы хватаясь за соломинку, прибег к зарисовыванию и черчению, чтобы хоть частично закрепить перед глазами эти волнения и взрывы.... человеческого духа».

На длинных таблицах стал он отмечать развитие в определённую эпоху каждой ветви творчества - живописи, музыки, философии, науки. Он составлял таблицы политических событий, где старался запечатлеть историю государств - войны, перевороты, реформы. Основой таблиц служили отдельные личности, вокруг которых группировались символы, характеризующие умонастроение общества. Таблицы делались в красках, в разном масштабе, на манер географических карт, с большими или меньшими подробностями. […]

Изо дня в день отмечал он появление «заслуживающих внимания мыслей или состояний», когда какой-нибудь вопрос «вдруг делался ясным» или когда ощущалась «повышенная склонность к обдумыванию, к созерцанию или к сочинительству». В большинстве случаев этим отметкам - тысячам плюсов, минусов и других значков, вошедших потом в специальную гигантскую таблицу и подвергшихся статистической обработке, - соответствовали действительные записи каких-либо мыслей в дневниках, сопровождаемые точными датами. И в таблице, и в дневниках, с которыми она сверялась, ясно проступали серии ритмов, пики умственного подъема повторялись через каждые 7, 14 и 28 дней. Любопытна ритмичность и тематики. В 1907 г. записи велись почти ежедневно, так что никакой определенной периодичности в датах обнаружить было нельзя. Но Пэрна обратил внимание на то, что некоторые темы в его записях повторяются. Часто, например, разбирается вопрос о сущности сознания. Он отметил все дни, когда ему думалось о сознании, - тотчас выплыл наружу недельный ритм.

Ритм этот всегда был виден отчётливо, кратные же ему циклы иногда сдвигались и маскировались то под 12-13, то под 27 или 30 дней, что Пэрна объяснил влиянием других ритмов. Такая же картина получилась и на графике чувственной жизни, куда тоже были сведены соответствующие плюсы и минусы, ставившиеся в течение восемнадцати лет. Результат, конечно, не такой уж неожиданный, комментирует он собственное открытие. Давно известно, что творческая идея созревает не сразу, а толчками».

Иванов С.М., Абсолютное зеркало, М., «Знание», 1986 г., с. 136-138.

 

См. также об исследованиях о влияниях Солнца на человека как А.Л. Чижевскоготак и многочисленных (!) европейских учёных.

 

 

Н.Я. Пэрна - ученик Н.Е. Введенского.

Новости
Случайная цитата
  • Методологические тенденции и типология бессмертия по Е.П. Варламовой
    «Мы уже сформулировали основные методологические тенденции современной культуры: 1. От типичного к уникальному - от выделения типичных, общих закономерностей психики человека вообще к выявлению его уникальных возможностей. 2. От актуального к потенциальному - от работы с тем, что уже есть в реальной жизни человека, к освобождению его внутреннего источника безграничного жизненного потенциала. 3. От элементаризма к целостности - от исследования отдельных элементов и функций психики к изучению един...