Чижевский Александр Леонидович

1897 год
-
1964 год

Россия (СССР)

Русский биофизик, один из основоположников гелиобиологии и аэроионификации.

«Уместно отметить, что от рождения он обладал хилой и болезненной конституцией, что обусловило чуткую реактивность его организма на малейшие колебания внешней среды, в первую очередь - изменения погоды, и этот факт особенно заострил его внимание на роли внешних воздействий на нервную систему и физиологические отправления. Сквозь призму этого факта он воспринимал многие явления личной и окружающей жизни. С годами это мироощущение приобрело для него некое принципиальное начало, сыгравшее свою роль и в формировании его научных интересов».

Голованов Л.В., Александр Леонидович Чижевский: Земное эхо солнечных бурь, в Сб.: Судьбы творцов российской науки, М., «ЛКИ», 2007 г., с. 305.

«В девятилетнем возрасте Саше Чижевскому подарили телескоп. С тех пор он загорелся страстным желанием проникнуть в тайны мироздания. Спустя несколько лет Саша написал в одном из своих первых стихотворений фразу: «Вокруг трепещет пульс Вселенной». Так образно и кратко сформулировал он общий предмет своих будущих научных интересов. А потом в его стихах всё стало конкретнее. «О ты, узревший солнечные пятна с великолепной дерзостью своей - не ведал ты, как будут мне понятны и близки твои скорби, Галилей!»».

Новиков Э.А., Таинственность очевидного, Л., «Недра», 1990 г., с. 49.

 

А.Л. Чижевский вспоминал: «К десятилетнему возрасту я перечёл всех классиков-фантастики на русском и французском языках и лирику великих поэтов, умело подобранную в детских антологиях. Многие из моих детских книг сохранялись у меня в Москве, несмотря на всевозможные перипетии жизни...». […]

Когда я сейчас ретроспективно просматриваю всю свою жизнь, я вижу, что основные магистрали её были заложены уже в раннем детстве и отчётливо проявили себя к девятому или десятому году жизни. Уже в детстве душа моя была страстной и восторженной, а тело - нервным и легко возбудимым. Всё в мире привлекало моё внимание, решительно всё вызывало во мне любопытство или любознательность. И на всё я откликался, как эхо, всем своим существом - и душой, и телом. Я жадно поглощал всё, что открывалось моему взору, что, становилось доступным слуху и осязанию. Не было и нет такой вещи, явления или события, которые не оставили бы во мне следа.

Я не знаю, что такое «пройти мимо». Я не знал и не знаю, что такое безразличие, пренебрежение или нейтралитет. Этих понятий для меня не существует. Нет для меня и другого состояния: спокойствия. Моя стихия - великое беспокойство, вечное волнение, вечная тревога. И я всегда горел внутри! Страстное ощущение огня - не фигурального, а истинного жара было в моей груди. В минуты особых состояний, которые поэты издревле называют вдохновением, мне кажется, что моё сердце извергает пламень, который вот-вот вырвется наружу. Этот замечательный огонь я ощущал и ощущаю всегда, когда мысли осеняют меня или чувство заговорит».

Жаринов Е.В., Безумные русские учёные, М., «Аст», 2022 г., с. 210-211.

 

В Калуге в 1914 году Александр Чижевский близко познакомился с К.Э. Циолковским.

 

 

«По приблизительным подсчётам, за пятнадцать лет, с 1915 по 1930 год, в Калуге я пробыл не менее пятидесяти месяцев, за которые имел минимум двести пятьдесят встреч с Константином Эдуардовичем. Каждая встреча в среднем длилась не менее трёх-четёрех часов. Но случались дни, когда мы с утра до вечера были вместе, совершали прогулки в бор, в загородный или городской сад, вели беседы и споры в его светелке или в моей лаборатории, у нас дома. Мои родители, так же как и я, сердечно привязались к Кон­стантину Эдуардовичу и искренне любили его как близкого чело­века».

Чижевский А.Л., На берегу Вселенной: годы дружбы с Циолковским: воспоминания, М., «Мысль», 1995 г., с. 32.

 

 

Позже А.Л. Чижевский  помог в издании трудов  К.Э. Циолковского, считая его своим учителем...

 

 

 

С 1918 года А.Л. Чижевский экспериментально изучал влияние на животных и человека отрицательных (оказывают благотворное действие) и положительных ионов (оказывают негативное действие), а в 1931 году организовал и возглавил Центральную научно-исследовательскую лабораторию ионизации.

В 1924 году опубликовал в Калуге брошюру: Физические факторы исторического процесса, где он отмечал, что усиление вспышки на Солнце действует на нервную и гормональную систему животных и человека, что способствует и повышению коллективной возбудимости. Это может проявляться: через войны, революции, эпидемии, случаи массовой и т.п.  Замечу: в более поздних изданиях учёный был менее категоричен…

 

«Его историческая заслуга состоит в том, что он завершил начатую четыре с половиной столетия назад Н. Коперником ломку геоцентризма в его последнем прибежище: биологии и медицине. А.Л. Чижевский явился основоположником космической биологии и экологии, показав, что все живое на нашей планете пульсирует в ритмах Солнца, а понятие «среда» в науках о жизни должно быть расширено - в него должен быть включён космос. Его многочисленные работы, посвящённые динамике массовых процессов в биосфере в связи с циклической и короткопериодической деятельностью светила дали основание новой научной дисциплине - гелиобиологии».

Голованов Л.В., Александр Леонидович Чижевский: Земное эхо солнечных бурь, в Сб.: Судьбы творцов российской науки, М., «ЛКИ», 2007 г., с. 304.

 

Вопреки распространённому в России утверждению,  А.Л. Чижевский не является первооткрывателем  влияния солнечных циклов на различные земные процессы – в своих публикациях он ссылается на десятки (!) учёных, кто это сделал до него, либо работал параллельно с ним…

В 1942 году учёный был репрессирован, в 1958 году был освобождён и вернулся в Москву…

 

Учитель: К.Э. Циолковский.

 

 

Новости
Случайная цитата
  • Литература и тоталитаризм по Джорджу Оруэллу
    «Время, в которое мы живём, угрожает покончить с независимой личностью, или, верней, с иллюзиями, будто она независима. Меж тем, толкуя о литературе, а уж тем паче о критике, мы, не задумываясь, исходим из того, что личность вполне независима. Вся современная европейская литература - то есть та, которая создавалась последние четыре века, - стоит на принципах честности, или, если хотите, на шекспировской максиме: «Своей природе верен будь». Первое наше требование к писателю -...