Леви-Брюль Люсьен

1857 год
-
1939 год

Франция

Французский антрополог и этнолог, занимавшийся исследованием пралогического, первобытного мышления.


Наибольшую известность Люсьену Леви-Брюлю принесли исследования  мышления примитивных народов, которое -  по оценке исследователя - принципиально отличается от мышления современного европейца. Он описывал первобытное мышление как дологическое (нечувствительное к противоречиям) и мистическое (подразумевающее веру в тайные силы).

Эти данные были опубликованы им в 1922 году книге: Первобытное мышление  / La Mentalité primitive.

До этой публикации, учёные исходили из неявного допущения, что мышление одинаково для всех народов и времён.

Позже Люсьен Леви-Брюль пришёл к выводу, что мистическое мышление присуще любому человеку, но «легче наблюдается у примитивных народов».

«Все эти мифы о героях, основанные на одних и тех же представлениях, обнаруживают по всей Земле замечательное тесное родство между собой».

Люсьен Леви-Брюль, Первобытная мифология, М., «ОГИЗ», 1937 г., с. 354.

 

«Опираясь на огромный этнографический материал, Леви-Брюль стремился доказать, что первобытное мышление оперирует совершенно иной логикой по сравнению с логикой цивилизованного европейца, что оно является если и не до-логическим, то пралогическим.

Французский исследователь колебался в вопросе о том, какой именно термин применять при характеристике мышления первобытных племён, не желая, по-видимому, привносить в эту характеристику оценочные моменты, чтобы ненароком не унизить первобытное мышление и не получить обвинение в расизме. В конце концов и он сам, и его переводчики в России остановились на более мягком термине, по сравнению с «до-логическим», а именно - «пралогический».

Но суть дела от этого не меняется. Важно, что, с точки зрения знаменитого этнографа, законы примитивного мышления, сама его логика отличаются от логики цивилизованного человека.

Главное отличие, считает Леви-Брюль, состоит в том, что это мышление (в отличие от европейского) не направлено на поиски естественных причин, а основано на законе «партиципации» - сопричастности.

Этот закон пронизывает всю систему мышления первобытного человека, который подменяет поиски естественных причин поисками мистической сопричастности. Так, представители некоторых первобытных племен верят в то, что существует связь (сопричастность) между портретом человека (например, его фотоснимком) и оригиналом. Действуя на изображение, верят они, можно так или иначе воздействовать на оригинал. Члены этих племен наотрез отказываются фотографироваться. Они утверждают, что, передав в чьи-либо руки своё изображение, они не будут спокойны не только при жизни, но и после смерти, поскольку всегда будет существовать опасность, что их фотографии попадут в руки врагов.

Примитивное мышление, утверждает далее французский исследователь, не стремится избегнуть противоречий. Оно не смущается, отождествляя часть и целое, или утверждая, что некий объект является одновременно и самим собой, и чем-то другим.

Так, представители индейского племени бороро утверждают, что они красные арара (попугаи); тотем племени считается чем-то родственным каждому члену племени; индивид, предок и тотем для пралогического сознания образуют нечто единое, не теряя вместе с тем своей тройственности. «Тотем каждого человека рассматривается как нечто родственное с этим человеком».

Мамчур Е.А., Образы науки в современном мире. М., «Канон+»; «Реабилитация», 2008 г., с. 332-333.

 

Люсьен Леви-Брюль опирался на идеи Эмиля Дюркгейма о «коллективных представлениях», которые навязываются человеку.

«1) Коллективные представления мистичны - полны веры в таинственные силы и нацелены на общение с ними;

2) Они иначе ориентированы, чем наши, - не на объективное объяснение, а на субъективные переживания;

3) Они смешивают реальные предметы с представлениями о них (сон и реальность, человека и изображение, и имя, и тень, и след -можно околдовать человека через его след).

4) Первобытное мышление, по Леви-Брюлю, нечувствительно к опыту, «непроницаемо для опыта». Человека, мыслящего по этим нормам, никак не разубедить в том, что он не околдован, что в его неприятностях не повинен колдун или злой дух.

5) В этом мышлении действуют не логические законы тождества, противоречия, причины и следствия и т.д. и способы их установления, а «закон сопричастия» (loi de participation): предмет одновременно сам и нечто другое, здесь и в другом месте, отторгнут и причастен. Человек «мистически един» со своим тотемом - водяной крысой или красным попугаем. Предметы объединяются не по их действительным сходствам, а в силу приписываемых им качеств».

Клейн Л.С., История археологической мысли в 2-х томах, Том 2, СПб, Изд-во СПбГУ, 2011 г., с.  67.

Новости
Случайная цитата
  • Последние годы жизни и смерть Максима Горького
    После революции 1917 года «…Горький яростно заступается за гонимых поэтов и писателей (в его Доме искусств комнату имели и Грин, и Гумилёв). Он не даст умереть с голоду ни Грину, ни Блоку, он будет добывать лекарства и пайки, давать работу в своём издательстве «Всемирная литература». Его брошенная жена с ведома мужа станет активной деятельницей Политического Красного Креста. Он будет спасать кого сможет (из интеллигентов) из лап ВЧК. Он спас бы и Гумилёва, если бы тот согласился отречься, солгат...