Тарасюк Леонид Ильич

1925 год
-
1990 год

Россия (СССР)

Отечественный историк оружия.

«Имя Леонида Тарасюка (в искажённом виде, но с сохранением главного - его профессии хранителя Эрмитажного Арсенала) появилось в вышедшей в 1994 г. в Петербурге книге М. Веллера «Легенды Невского проспекта».
В рассказе «Оружейник Тарасюк», изменив имя своего героя (назвав его Толей), автор исказил и всю его биографию: он изобразил его белорусским мальчиком-партизаном, которому в начале войны было 10 лет (подлинный Тарасюк был 1925 г. рождения и положенное ему время отслужил в Красной Армии), извратил его страсть к оружию, не имеющую ничего общего с научным интересом к истории вооружений, присвоил ему чуждые его характеру низменные пороки и, наконец, заставил своего персонажа переменить с помощью взятки национальность, чтобы «под видом еврея» эмигрировать из СССР в Израиль.
Всё это не имело ни малейшего отношения к обстоятельствам жизни эрмитажного оружейника.
Леонид Ильич Тарасюк (1925-1990) был специалистом высочайшего класса, знатоком русского, европейского и американского оружия.
Он приобрёл международную известность; за консультациями к нему обращались многочисленные исследователи со всего мира. Его эрудиция была лёгкой, не отягощала людей, прибегавших к нему за помощью. Казалось, что она была присуща ему изначально, трудно было представить себе, сколько сил было положено ученым для понимания всех особенностей и достоинств вооружений прежних веков.
Эта же лёгкость отличала и манеру поведения Л. Тарасюка.
Внешняя непринуждённость не была маской, это был обычный (привычный) стиль выражения его человеческой сущности. Тарасюк знал, в каком обществе он жил; он не был диссидентом, он просто был чужим.
Его образ жизни настолько вырывался из принятых в тоталитарном обществе предписаний, что в конце концов это не могло не кончиться взрывом; хотя он только и мог ответить на это, подобно булгаковскому герою: «Не шалю, никого не трогаю, починяю примус...».
Ибо преданность своему культурному делу и недопустимая свобода внешнего общения взрывала изнутри принятый и привычный тогдашний образ жизни. Вместе с тем игра в «мушкетёры», вживание в образ героя Александра Дюма далеко выходила за рамки обычной шутки.
В своём игровом поведении он стремился лучше почувствовать историческое прошлое.
Многое, окружавшеё жизнь «легендарного Тарасюка», возникало в кругу его знакомых и друзей; порой невозможно было отличить действительные события от вымыслов или по крайней мере сильных преувеличений. Иногда он сам отвергал приписываемые ему поступки, так что трудно было разобраться в возникающих вокруг него фантастических ситуациях.

Горфункель А.Х., Труд науки и извороты шарлатанства: о ремесле историка, СПб, «Дмитрий Буланин», 2013 г., с. 63-64.


«Однажды, в предновогоднюю ночь перед наступающим 1948 г., он отправился по Невскому проспекту и по Университетской набережной в настоящем мушкетёрском костюме, специально сшитом им, на бал-маскарад в Академию художеств; там он стрелял из настоящего кремниевого пистолета, заряженного конфетти.
Легенда превратила этот случай в разыгранную его приятелями дуэль на Дворцовой площади.
Свои занятия фехтованием он не оставил и позднее, работая в Отделе оружия в Эрмитаже.
Тогда он имел дело с главным фехтовальщиком Ленинграда Иваном Эдмундовичем Кохом (1901-1979), преподавателем (а затем заведующим кафедрой сценического движения) Театрального института.
Именно он ставил на ленинградских сценах все фехтовальные сражения, от «Дона Сезараде Базана» в Театре им. В.Ф. Коммиссаржевской до «Ромео и Джульетты» в Театре юного зрителя и одноимённого балета Прокофьева в Мариинском театре.
Лёня позвал к себе в хранилище, после судейства соревнований по фехтованию, И.Э. Коха и кого-то из его коллег, показать подлинное холодное оружие, а не их театральные и спортивные муляжи.
Гости по достоинству оценили собранную в главном музее страны коллекцию (к счастью, её не коснулась распродажа эрмитажных сокровищ, осуществленная в 1920-1930-е гг.)».

Горфункель А.Х., Труд науки и извороты шарлатанства: о ремесле историка, СПб, «Дмитрий Буланин», 2013 г., с. 68.


«В 1975 г. Тарасюк был принят в штат Музея Метрополитен (кажется, какое-то время он работал там по гранту) и стал ведать лучшей в США коллекцией средневекового оружия. А уже в следующем, 1976 г. в Нью-Йорке вышла в свет книга бывшей «первой леди» США Жаклин Онассис (Кеннеди) «In the Russian Style. With the cooperation of the Metropolitan Museum of Art» - альбом по истории русского придворного костюма, стилизованного под народный. В большом списке благодарностей (Acknowledgements), предваряющем книгу, на первом месте (не по алфавиту!) значился Dr. Leonid Tarassuk».

Горфункель А.Х., Труд науки и извороты шарлатанства: о ремесле историка, СПб, «Дмитрий Буланин», 2013 г., с. 81.

Новости
Случайная цитата
  • Приемы по П.С. Таранову
    «Если человек согласен со всем и со всеми, ему эта книга не нужна, как не нужна вода тому, кто не испытывает жажды, и не нужна еда тому, кто не голоден. Но если у человека есть цели, если он жаждет успеха, если для достижения своих намерений ему приходится преодолевать несогласие или чьё-то сопротивление, то всё, что имеется в представляемом читателю своде, ему понадобится, пригодится, будет полезным. Название «Приёмы влияния на людей» ко многому обязывает. Прецедентов не было (Последнее утвержд...