Гук Роберт

1635 год
-
1703 год

Великобритания

Английский механик и естествоиспытатель, один из основателей Лондонского королевского общества. Иногда его называют «отцом экспериментальной физики».

В 1662 году Роберт Гук был назначен куратором экспериментов при только что основанном Королевском обществе, а в 1677–1683 годах занимал пост секретаря этого общества.

«В 1662 году Карл II утвердил устав Королевского Общества - не первой, но самой могучей Академии Наук в обновлённой Европе. Её основали учёный граф Роберт Бойль и королевский духовник Джон Валлис, королевский архитектор Кристофер Рен и неутомимый экспериментатор Роберт Гук.

В чём же эти лидеры научного Возрождения превзошли своих итальянских коллег и предшественников?

Никто из учёных англичан не может ещё сравниться с Галилеем или Кеплером. Но те гении были одиночками: всю жизнь они скитались по Европе в поисках очередного мецената или в бегстве от очередных властителей. Английских учёных это не заботит: уверенные в самостоятельном процветании, они призывают под своё знамя каждого естествоиспытателя, независимо от его веры, национальности или происхождения.
Лучше бы ему, конечно, знать латынь. Но если очередной умелец-экспериментатор не силён в латыни (подобно Антону Левенгуку из Голландии) - Королевское Общество найдёт переводчиков для его статей, найдёт и демонстраторов, способных повторить его эксперименты.

Ибо Опыт есть главная ценность в новой науке; Королевское Общество выбрало своим девизом «Nullius in Verba» - «Ничего на словах!» […].

... Роберт Гук - сын бедного священника и секретарь Королевского Общества, обязанный по долгу службы воспроизводить на заседаниях все опыты, сообщения о которых поступали в Общество.

Справиться с этой задачей мог только гениальный экспериментатор и инженер-изобретатель; к счастью, Гук был таким.

Не будучи профессиональным астрономом, он открыл в 1664 году двойную звезду (вторую - в истории астрономии). Гук первый исследовал упругость физических тел - и построил первые пружинные часы, более точные, чем маятниковые часы Гюйгенса. Увлекшись (как и Левенгук) микроскопическими исследованиями, Гук впервые обнаружил клеточное строение растительных тканей - но наблюдать внутреннюю жизнь клетки он ещё не мог».

Смирнов С.Г., Годовые кольца истории, М., «Языки русской культуры, 2000 г., с. 198-200.


«Роберт Гук имел должность «куратора экспериментов», в чьи обязанности входило еженедельно докладывать собравшимся на заседание членам о новом законе природы (общество не требовало от Гука его открывать, но быть в курсе последних достижений он был должен) и демонстрировать его. При этом оттачивалось искусство наглядной демонстрации, выяснялись условия воспроизводимости, а публичный показ давал возможность обсудить интерпретации увиденного, сравнить восприятие, убрать случайности видения. Но и одновременно выстраивался и реализовывался привычный нам идеал научности: сущностные характеристики должны быть воспроизводимо демонстрируемы (иначе просто не о чем говорить), а учёный должен обращать внимание именно на них, отбрасывая случайное.
Ещё раз подтверждалось убеждение Бэкона, что познание не может не быть организованным: только лаборатория плюс публичная демонстрация обеспечивали возможность прикоснуться (в буквальном смысле) к сути дела, добраться до неё благодаря собственной активности. При этом как искусство постановки опытов, так и схемы видения и анализа увиденного изменялись и усовершенствовались так, чтобы та сторона «природы вещей», которая обнажалась в опытах (механический, тепловой, химический аспект), выявлялась бы всё рельефнее.
Бойль об этом писал так: новая наука предполагает «физическую активность». А Гук в своей «Микрографии» высказывал такое понимание: экспериментальное исследование - это разборка машины природы на её элементарные действующие части, их изучение, дающее возможность новых сборок».

Копылов Г.Г., Трансформация схем познания в ходе формирования новых наук (1620–1750), Том III, в Сб.: Методология: вчера, сегодня, завтра, Том II, М., «Школа Культурной Политики», 2005 г., с. 428.

 

В 1665 году Роберт Гук в работе Микрография / Micrographia ввёл термин «клетка» и описал клетки: бузины, укропа, моркови и т.п.

 

«На заседании Королевского общества 3 мая 1666 г. Роберт Гук заявил: «Я намерен изложить систему мира, весьма отличающуюся от всех до сих пор предложенных; она основывается на следующих трёх положениях:

I. Все небесные тела не только обладают тяготением своих частей к их собственному общему центру, но притягиваются и взаимно одно к другому внутри их сфер действия.

II. Все тела, совершая простое движение, будут продолжать двигаться по прямой линии, если только они не будут постоянно отклоняться от неё некоторой внешней силой, побуждающей их описывать окружность, эллипс или какую-либо иную кривую.

III. Это притяжение тем больше, чем тела ближе. Что же касается отношения, в котором эти силы уменьшаются с увеличением расстояния, то я сам (как он сообщает) не определил его, хотя и проделал с этой целью некоторые эксперименты. Предоставляю сделать это другим, у которых найдется для этой задачи достаточно времени и знаний»).

Мы видим, что Гук имел ясное представление о всемирном тяготении, хотя ему и недоставало математических познаний, чтобы доказать законы Кеплера».

Тимошенко С.П., История науки о сопротивлении материалов, М., «Комкнига», 2006 г., с. 29.

 

«Это был человек с оригинальной фантазией и изобретательностью. Живость ума, связанная с крайней неустойчивостью характера, отсутствием выдержки и настойчивости и болезненным самолюбием, была поистине роковой для Гука.
Почти ни одно его изобретение, ни одна идея, ни одни опыт не доводились до конца, а бросались на полдороге. Возникали непрерывные недоразумения, обиды, зависть, споры из-за приоритета, заполнившие жизнь Гука.
Почти всякий талантливый учёный-современник становился врагом Гука, потому что деятельность Гука в науке и технике была столь разносторонней, что постоянно приходилось затрагивать вопросы, так или иначе им изучавшиеся; поэтому разгорались споры о приоритете и даже плагиате.
Постоянная торопливость в работе и незнакомство с литературой нередко приводили Гука к открытию уже известных фактов.
Некоторые биографы, повторяя ошибку самого Гука, обвиняли последнего в сознательном плагиате. Оснований для этого мало. Гук был настолько талантлив и разносторонен, что не приходится сомневаться в оригинальности и самостоятельности большинства его опытов, идей и изобретений. […]
В 1935 г. издан большой дневник Гука, охватывающий восемнадцать лет (1662-1680). Дневник  состоит из очень кратких записей, по которым, однако, можно судить о разнообразии занятии и интересов Гука, об обществе, в котором он вращался. Общительность Гука отразилась хотя бы в том, что в его дневнике упоминается свыше сотни кофеен и трактиров, посещавшихся им.
Ясно, что по складу своего ума, жизни и характеру Гук был прямым антиподом настойчивому, замкнутому, терпеливому Ньютону с его исключительной выдержкой, способностью проводить работу до конца и выжидать публикации работ целыми десятилетиями, математически точным умом и щепетильной аккуратностью в эксперименте».

Вавилов С.И., Иссак Ньютон, М., «Наука», 1989 г., с. 64-66.

 

«Любопытный эпизод: мне нужен был портрет Гука - современника Ньютона, который написал книгу об основах микроскопии «Микрография». Ищу в литературе - нигде портрета Гука нет.
Хотя иконография Ньютона - его современника - содержит 37 портретов. А Гука - нет.
Я написал в Лондонское Королевское общество, которое Гук основал. Мне ответили, да, действительно, портретов Гука нигде нет, ни скульптурных, ни живописных, потому что когда тот умер, Ньютон, который в то время был президентом Королевского общества, велел все его портреты сжечь.
Пришлось поместить вместо портрета Гука титульный лист его сочинения.
Ньютон вообще был несносным человеком: не терпел никого рядом с собой.
Поэтому не создал школы, был один - и всё. Это привело к тому, что английская наука после Ньютона пришла в упадок на весь XVIII век».

Капица С.П., Мои воспоминания, М., «Российская политическая энциклопедия», 2008 г., с.165.

 

Новости
Случайная цитата
  • Будущая эволюция человека по С.Б. Переслегину
    «Вопрос: Каким может быть социальный портрет среднестатистического российского мужчины через 50,100, 200 лет? Какие способности будут для него наиболее характерны?Переслегин С.Б.: Вновь неразрешимый вопрос. Представьте себе, что мужчина и женщина настолько тесно связаны между собой, что информационный обмен между ними сравним с интенсивностью психических процессов в сознании каждого из них и даже превосходит внутреннюю психическую жизнь. В подобной ситуации разрушаются две индивидуальные психики...