Юстин (Истин)

120 год
-
165 год

Древний Рим

Святой отец и учитель Церкви.

Юстин (Истин) происходил из греческой семьи и занимался философией... Он случайно встретил старца-христианина, который рассказал ему о том, что настоящим «любителем мудрости» является «любитель деланья»,  постигший заветы Писания и сделавший их руководством к действию, а  «любитель же слов» есть не философ, а «филолог», «софист». ..

Этот разговор со старцем повлиял на обращение Юстина (Истина) в христианство.


Исторический контекст: «Столкнувшись с тем фактом, что в культуре обширного Средиземноморья уже существует изощрённая философская традиция, идущая от греков, образованная часть ранних христиан довольно скоро сочла необходимым увязать эту традицию с собственным религиозным учением. Подобное сближение и отвечало внутренним потребностям христианства, и облегчало проникновение греко-римской культуры в новую религию. Однако это вовсе не было «браком по расчёту»: имевшая большой духовный резонанс платоновская философия не только гармонизировала с христианскими концепциями, почерпнутыми из новозаветных откровений, но также помогала им складываться и углубляла их интеллектуальную значимость.
Важнейшие платоновские принципы ныне обретали своё подтверждение и новый смысл в христианском контексте. Существование трансцендентной действительности, обладающей вечным совершенством; верховная власть божественной мудрости над Космосом; первичность духовного по отношению к материальному; сократовская сосредоточенность на «заботе о душе»; бессмертие души и высокие нравственные императивы, посмертное испытание души божественным правосудием; необходимость тщательного самоуглубления; предписание сдерживать страсти и влечения, служа благу и истине; этический принцип, гласящий, что лучше пострадать от несправедливости, чем совершить оную; вера в то, что смерть – это переход к более полноценной жизни; существование изначального состояния божественного знания, ныне временно затемненного из-за ограниченности человеческой природы; понятие причастности божественному архетипу; поступательное уподобление Богу как цели человеческих устремлений.
Для многих интеллектуалов из среды ранних христиан платоновская традиция (невзирая на её истоки, столь отличные от иудео-христианской религии) являлась сама по себе подлинным выражением божественной мудрости, способным сформулировать в метафизических понятиях некоторые глубочайшие христианские откровения. Так в ходе вызревания христианской культуры в течение первых нескольких столетий её религиозная мысль развивалась в систематическую теологию и, хотя эта теология была иудейско-христианской по сути, её метафизическую структуру по праву можно назвать платоновской.
Подобное слияние было достигнуто крупнейшими богословами ранней Церкви: в начале – Юстином Мучеником, затем, в более развёрнутой форме, – Климентом Александрийским и Оригеном, и наконец, что самое важное, Августином».

Ричард Тарнас, История западного мышления, М., «Крон-пресс», 1993 г., с. 88-89.



Юстин (Истин) сформулировал ряд догматических положений учения Церкви.

 

«Христианское приятие греческого духа было столь воодушевленным, что Сократа и Платона нередко почитали боговдохновенными дохристианскими святыми, ранними провозвестниками божьего Логоса, уже присутствовавшего в языческие времена, – «христианами до Христа», по словам Юстина Мученика. На раннехристианских иконах Сократа и Платона изображали среди тех, кого Христос-искупитель выводил из подземного мира после своего сошествия во Ад».

Ричард Тарнас, История западного мышления, М., «Крон-пресс», 1993 г., с. 90.

 

 

 

Новости
Случайная цитата
  • Блез Паскаль – вундеркинд по оценке И.И. Гарина
    «Блез был не просто вундеркиндом, но, возможно, самым феноменальным образцом ранней одарённости из когда-либо известных. Хилый, легко возбудимый, болезненный от рождения, он был изолирован отцом от языков и математики, которым обучали дочерей. Но, живя в одном с ними доме, слушая их разговоры, он так быстро впитывал знание, что к четырём годам не только читал и писал, но и с необыкновенной легкостью производил в уме сложные вычисления. Жильберта вспоминает: Брат, как только пришёл в во...