Замалеев Александр Фазлаевич

1943 год
-
наше время

Россия (СССР)

Отечественный философ, специализирующийся на истории русской философии.

«Вопрос. Если россиеведение составляет главный предмет русской философии, то каковы её достижения в этой области?

Ответ. Достижения? В философии достижений не бывает. Это прерогатива науки.
Философия известно, не наука. Всё развитие философии заключается в смене метафизических ракурсов видения проблемы. Так вот, первоначально Россия высветилась в контексте теории «Москва - Третий Рим». Она стала формой выражения русского национального самосознания. […]
Вспомним Франка: «Своеобразие русского типа мышления именно в том, что оно изначально основывается на интуиции. Систематическое и понятийное в познании представляется ему хотя и не как нечто второстепенное, но все же как нечто схематическое, неравнозначное полной и жизненной истине». Россия же всегда была предметом интуитивного постижения: «Умом Россию не понять...».

Вопрос. Выходит, что русская философия не обременяет себя доказательствами, особенно в сфере своих предметных предпочтений?

Ответ. В философии доказательства не самое главное.

Метафизические истины, говоря словами о. Павла Флоренского, не доказываются, а показываются. […]

Как я уже сказал, её нельзя оценивать по критериям науки.
Даже если она обращена к реальности, она познает её не как наука. Философия создаёт мировоззрение, и этих мировоззрений столько, сколько вообще имеется философов. Отдельный учёный может пренебрегать ими, но для успеха науки обращение к ним крайне важно.
Во всяком мировоззрении так или иначе кроется тайна - тайна бытия, и она, как светоч, указывает путь для дальнейших поисков.
Хороший учёный всегда найдёт способ воспользоваться философской подсказкой».

Замалеев А.Ф., Интуиции русского ума (интервью журналу «Вече») /  Интуиции русского ума: статьи, выступления, заметки, СПб, «Университетская книга», 2011 г., с. 16 и 18.

 

Критика философии

Новости
Случайная цитата
  • Стихотворение А. А. Ахматовой «Творчество»
    1. Бывает   так:  какая-то   истома; В ушах не умолкает бой часов; Вдали раскат стихающего грома. Неузнанных и пленных голосов Мне чудятся и жалобы и стоны, Сужается какой-то тайный круг, Но в этой бездне шёпотов и звонов Встаёт один, всё победивший звук. Так вкруг него непоправимо тихо, Что слышно, как в лесу растёт трава, Как по земле идет с котомкой лихо... Но вот уже послышались слова И лёгких рифм сигнальные звоночки, — Тогда я начинаю понимать...