Жириновский Владимир Вольфович

1946 год
-
наше время

Россия (СССР)

Отечественный юрист (по образованию), политический деятель, основатель и лидер Либерально-демократической партии (ЛДПР).

В 1998 году В.В. Жириновский защитил в МГУ диссертацию на соискание учёной степени доктора философских наук по теме: «Прошлое, настоящее и будущее русской нации».

 

«Мы выучили как «Отче наш» про Алма-Ату, про шестого ребёнка, турецкий язык и заслуженного юриста, мы видели жену его, знаем про сына, пятнадцать лет слышим о ЛДПР, но всё это... как-то так... в дымке...[…] Жириновский, и сам лично, и его миф, обладают моментальным и сильным воздействием на людей.
Однажды он случайно зашёл на программу «Большая стирка», где обсуждался вопрос, как говорить детям «про это», в самом деле случайно перепутал студии. Боже, как люди обрадовались, как заулыбались, зааплодировали. Один факт появления этого шестого ребёнка радостным хмельком поджёг ленивую кровь и убогий эфир.
Всё-таки в середине сороковых годов российский генофонд ещё на что-то был способен - Никита Михалков, Владимир Жириновский...
Он бывает всякий. Может в серьёзной аналитической программе сделаться спокойным и рассудительным. Мне довелось узреть, как однажды Владимир Вольфович рассказывал о дорогах - как, когда, зачем и какие надо за Уралом проложить дороги. Абсолютно убедительно, подробно, красноречиво, со знанием дела. Солидный, ответственный политический деятель, хоть завтра в премьер-министры. Но нельзя.
Мы его обожаем, но...
Не зря на парламентских выборах Жириновский всегда получает в три раза больше голосов, чем на президентских.
Дядя Коля горестно вздыхает и говорит: «Прости, Вольфович, никак нельзя тебе в президенты. Ты, как я – психический».
Насчёт психики - вопрос интересный. Никакого аутизма, людей и ситуацию Жириновский понимает отлично. […]Он бывает дьявольски остроумен, а остроумие невозможно без постижения жизни. Чтобы вывернуть банальность наизнанку, поиграть штампами, оригинально повернуть ход речи, нужен ум, и острый ум. «Почему у нас в России войны, революции? Почему сейчас такая коррупция? Женщины виноваты. Потому что женщины всё время требуют денег. А денег нет!» (за эту тираду журналисты Питера присудили Жириновскому приз в номинации «Воробьиное слово-2003»).
Развитый ум обычно справляется с психикой, и уж тем более в состоянии контролировать публичное поведение своего носителя.
Однако мы видим, что в Жириновском есть нечто вне ума. На него буквально что-то «накатывает», как на хлыстовских радениях. Я вообще думаю, что Россия – страна по преимуществу сектантская, и суть хлыстовской ереси чрезвычайно соблазнительна для национального характера. Хлысты не ждут пришествия Господа. Они выбирают «христа» и « богородицу» из числа реально живущих соплеменников, считая их воплощением воли Божьей. Во время сборищ-радений избранники доходят до предельного экстаза, и тут на них «накатывает» (считается, что святой дух). Они начинают кричать, биться в судорогах, пророчествовать, а прочие благоговейно восклицают: «Накатил, накатил!».
Воля ваша, это русизм. На русских избранников тоже всё время нечто «накатывает», и они начинают пророчествовать – вспомним хотя бы русский рок-н-ролл восьмидесятых годов, типичное хлыстовское радение.
В том духе, который «накатывает» на Жириновского, ничего мрачного, угрожающего,  исступлённого нет. В нём есть и весёлость, и остроумие. Ничего особенно уж преступного я не усматриваю в том, чтобы вылить на политического пустозвона с кондитерскими кудрями стакан сока или посоветовать пожилой общественной мечтательнице, ничего не понимающей в реальной России, идти работать в библиотеку.
Но, кто спорит, так себя порядочные люди не ведут.
Это неприятно. Он неприличен.
«Предатели, изменники, шпионы, враги России! Фальшивые патриоты! В самолёт - и вон из страны!»
«Патриоты», к которым обращена эта речь, фальшивы до мозга костей, до печёнок, до кончиков ногтей. Это существа кромешные, беспросветные, и тёмная ночь смотрит из их гляделок. Но разве  можно так говорить?
Так говорить нельзя.
Вслед за Жириновским идею неприличного поведения в якобы приличном обществе пробовали освоить эпигоны.
Развлечение оказалось недолгим, на пару сезонов. Слишком живо чувствовалась разница между органическим даром и подражательством. Ведь безудержная реактивность Владимира Вольфовича не наиграна им, а свойственна ему.
Изображает, притворяется? Дудки. Ничего он не изображает. Ничем он не притворяется.
Не считает нужным ограничивать себя, нарочно пестует свою нервную раздражительность, вдохновляется ею, заражает ею аудиторию, заводит её, разогревает до нужной температуры. Налаживает эдакую радугу-дугу, по которой побегут нервные импульсы от него к зрителям и обратно. Всё, получилось. Теперь каждое слово, каждая пауза, смешок, жест будут встречены горячим взрывом. Смотри на арлекинов!...
Глаголы «повесить» и «расстрелять» Жириновский употребляет так часто, мило и непосредственно, будто говорит «отшлёпать» и «поставить в угол».
Между тем деятельность его вполне прозрачна.
Он не заказывал убийств, не распоряжался взрывать журналистов, не расхищал государственное имущество ни в каких размерах.
Решительно всем известно, что Жириновский извлекает выгоду из того, что заработал сам, - из членства в своей партии, из мест, завоёванных им для этой партии в Думе, и голосов, подаваемых этой партией за тот или иной проект.
Вождь таинственных либеральных демократов весь на виду, как на ладони, и его открытость, искренность, эмоциональная чрезмерность кажутся несовместимыми с подлинным злодейством.
Проще говоря, я сильно сомневаюсь, что лидер ЛДПР, получив такую возможность в реальности, действительно кого-нибудь повесил бы или расстрелял. Проверять это на своей шкуре, ваша правда, не хочется».

Москвина Т.В., Люблю и ненавижу, СПб, «Амфора», 2005 г., с. 368-373.

 

«… расхожий афоризм постмодернистской «культуры публичности» (принадлежащий американскому литературоведу Стенли Фишу) гласит: «бессмысленно заботиться о том, чтобы быть правым, главное  быть интересным». Приглядимся к феномену Жириновского: этот мастер политической клоунады никогда не заботился о том, чтобы быть правым, свою цель он видел в том, чтобы оставаться «интересным». С точки зрения классической представительской рациональности Жириновский давно уже должен был бы быть исключённым из большой политики  слишком систематически он занимает позиции, прямо противоположные социальным заказам оппозиционного электората, которому он морочит голову. Заявив о себе как оппозиционер компрадорского режима, готовый ни перед чем не останавливаться ради защиты «Великой России», он последовательно и в Государственной думе и вне её следовал прямой указке Кремля и защищал интересы олигархов. Что же в этом случае оставалось на долю его электората? Оставалось символическое удовлетворение более или менее подсознательных желаний, поддающихся замещениям в хлёстком слове и эпатажном поведении политического скомороха».

Панарин А.С., Народ без элиты, М., «Алгоритм»; «Эксмо», 2006 г., с. 62-63.

 

«Приезд ЛДПР на слёт немецких народников произвел эффект.
Жириновский блестяще выступил перед большой, солидной аудиторией.
В огромном холле собралось тысяч пять местных партийцев. Народ выпивал, пел песни. И в этой непринужденной обстановке выступали ораторы. Такая форма партийного митинга с пивом нам казалась совершенно необычной: у нас ведь, как правило, на улице, на холоде стоят. А так, чтобы с удовольствием, с пивом, рыбкой, людей послушать, самому что-нибудь толкнуть - мы этого не понимаем.
Жириновского перед выступлением на всякий случай предупредили: здесь нельзя ничего плохого говорить об эмигрантах, иначе сразу пойдёт иск в суд.
Нельзя говорить о том, что неправильные границы, - тогда вообще замотают по судам. Нельзя говорить, что в Европе нет демократии, - это и подавно криминал.
Жириновский недоумевал: «А про что же тогда можно говорить?» - «Ну, вот такие условия. И вообще, лучше чаще говорить слово «демократия», чтобы не привязывались».
И тогда Жириновский, поздоровавшись с аудиторией по-немецки, толкнул такую речь: - Я знаю, что Германия - это страна демократии, где образцово решены многие вопросы. Но я приехал из другой страны, где многие вопросы не решены, поэтому я расскажу о своих проблемах, которые я знаю.
Например, нас достали мигранты, особенно с юга. Они приезжают и захватывают места.
Тут толпа немецких партийцев буквально подпрыгнула от восторга. - Но в Германии, в культурной цивилизованной стране, - продолжал Жириновский, - я знаю, таких проблем нет. Толпа начинает визжать. - Я знаю, что в Германии нет проблем с границами, они справедливые, а вот в России в результате распада часть территорий оказалась за пределами, и мы потеряли свою территорию. Нас это очень беспокоит, но Германия - это демократическая страна. Конечно, этот вопрос, вопрос границ, вас не беспокоит.
Потом нас ещё беспокоит такое образование, как Польша. Она ведёт себя безответственно. Исторически эту Польшу всегда делили. В Германии, понятно, этот вопрос вообще никого не беспокоит, а вот в нашей стране...
И дальше в таком же духе. Вроде бы говорил о России, и при этом всё время повторял, что в Германии демократия, решены все вопросы.
Зато в нашей стране, к сожалению, вот такие есть проблемы, что мигранты с юга приезжают, захватывают места, ведут себя отвратительно, не хотят признавать культуру другого государства, не хотят  с нами общаться, пытаются насиловать наших девушек.
Под конец он сорвал дикую овацию, потому что все  поняли, о чем он говорит».

Митрофанов А.В., По обе стороны кремлевского занавеса, М., «Эксмо», 2005 г., с. 192-193.

 

«Особенность тактики ЛДПР состояла в том, чтобы, громко понося правительство, одновременно вести с ним закулисный торг, выговаривая себе различные уступки в обмен на поддержку по ключевым голосованиям. От своих друзей в правительстве хорошо знаю, что ЛДПР отнюдь не была монополистом в проведении подобной линии».

Гайдар Е.Т., Дни поражений и побед, М., «Вагриус», 1996 г., с. 322.

Новости
Случайная цитата
  • Холдейн Д.Б.С.: Как писать научно-популярную статью
    «Большинство учёных заинтересовано в том, чтобы возможно шире ознакомить читателей с проблемами своей науки. Но для этого нужно овладеть техникой очерка. Я могу поделиться опытом и дать несколько советов, как писать научно-популярную статью. Однако пусть читатель не тешит себя надеждой, что я предложу ему единственно возможный для этого способ. Поскольку литературный синтез во многом подобен химическому, выбор литературного метода зависит от того, какой конечный продукт мы стремимся получи...