Башлачев Александр Николаевич (СашБаш)

1962 год
-
1988 год

Россия (СССР)

Русский журналист (по образованию), рок-поэт.

В 1984 году Александр Башлачёв переезжает в Ленинград и вступает в Ленинградский рок-клуб.

В последующие годы ведёт жизнь бродячего музыканта: выступает на квартирах, иногда - в залах и на фестивалях рок-музыки. 

В течение 1984-1987 годов Александр Башлачёв написал около 60 песен.

 

«В 1984-м он напишет своё культовое:

«И пусть разбит батюшка
Царь-колокол,
Мы пришли с чёрными гитарами.
Ведь биг-бит, блюз и рок-н-ролл
Околдовали нас первыми ударами.
Из груди - искры электричества,
Шапки в снег. И рваните звонче-ка!
Рок-н-ролл - славное язычество.
 
Я люблю время колокольчиков».


Уверенность, что эти колокольчики зазвенят как Царь-колокол, прожила до обидного мало.

Башлачёв успел дать всего шесть интервью (первое в 85-м, последнее в 87-м), и в тот момент, когда его сотоварищи по рок-н-роллу несли в основном пафосное чёрт-те что, он уже поставил диагноз: «Явление рок-му-зыки - гигантское явление. А плодов никаких нет, я их не вижу».

Или в другой раз: «Русский рок не чувствует своей глубины. Своей особой уральской, тульской, сибирской изюминки».

Или в третий раз: «Люди, которых я вижу на сцене, - я им не верю. Я знаю, что они другие! Зачем играть в другого человека, когда можно играть в себя?! Но ты-то мелкий, а хочется играть в крупного! В себя-то начнёшь играть, а ты никому не нужен, у тебя душа-то мелкая. А ты, будь добр, пойди поработай со своей душой, пусть она у тебя вырастет, окрепнет. Когда вырастет, тогда шагай и пой».

Или в четвёртый раз по тому же самому поводу: «Многие игры... мне кажутся странными, а многие странности - просто играми».

Иногда звучало что-то вроде надежды в его словах: «Когда из джаза вся социальная суть выхолостилась, патрон стал холостым, можно стрелять куда угодно, пуля всё равно никуда не попадёт. А в рок-музыке ещё достаточно много пороха. Я бы даже сказал, сырого пороха, который надо сушить. А сушить его чем? Чем угодно: своими словами, сухими дровами».

Вот это «своими словами» волновало Башлачёва больше всего. Под «социальной сутью» он понимал далеко не «социальные песни», которые вскоре стали ходовым - и весьма отвратительным на вкус - товаром. Одно из ключевых понятий, важных Башлачёву, - корни, укорененность: в языке, в русской географии, в духе.

Башлачёв часто говорил о том, что для русского рока слишком важен вопрос «как» (проще говоря, мы безуспешно старались сделать «как на Западе»), но никто не интересуется «зачем». В итоге опять цитируем Башлачёва: «все путались в рукавах чужой формы» - вместо того чтоб переодеться в свои телогреечки и петь так, как живёшь, жить так, как поёшь, растить душу и быть вровень себе.

К этой укорененности рок-движение так и не пришло. Башлачёв неизменно говорил, что любит песни Гребенщикова, дружил с Шевчуком, Ревякиным, Кинчевым - но это были всего пять-семь, ну, дюжина имён. Пользуясь есенинским определением, надо признать: «иная крепь» не взошла.

Русский рок-н-ролл не то что не воскресил национальный дух - он даже не породил новых достойных детей».

Захар Прилепин, Александр Башлачёв: человек поющий / Книгоотчёт: пособие по новейшей литературе с лирическими отступлениями, М., «Астрель», 2012 г., с. 222-223.

 

Александр Башлачёв периодически впадал в депрессии.

Покончил жизнь самоубийством, выбросившись из окна...

 

Воспоминания об Александре Башлачёве Бориса Гребенщикова.

Новости
Случайная цитата
  • Самоуспокоение личности и деградация - мнение А.П. Чехова
    А.М. Горький вспоминает оценку А.П. Чехова:«Порою же казалось мне, что в его отношении к людям было чувство какой-то безнадёжности, близкое к холодному, тихому отчаянию.- Странное существо - русский человек! - сказал он однажды. - В нём, как в решете, ничего не задерживается. В юности он жадно наполняет душу всем, что под руку попало, а после тридцати лет в нём остаётся какой-то серый хлам. Чтобы хорошо жить, по-человечески - надо же работать! Работать с любовью, с верой. А у нас не умеют этого....