Ланжевен Поль

1872 год
-
1946 год

Франция

Французский физик и общественный деятель.

«Незабываемое впечатление оставил о себе Поль Ланжевен не только в моей памяти, но и у всех, кто его знал.
В нем сочеталось все лучшее, что мы связываем с Францией. […]

Ланжевен был сторонником диалектического материализма, и я слышал его слова в 1933 г. в докладе на торжественном открытии юбилейного съезда физической химии в присутствии членов правительства и руководства Сорбонны: «Нет другого пути понять ядерную физику, помимо диалектического материализма». Моими приездами в Париж он пользовался для обсуждения с молодыми физиками положений диалектического материализма и вопросов социалистического строительства. Он был председателем Общества франко-советской дружбы и собирал заседания

Общества каждый раз, когда я приезжал; он же организовал несколько моих докладов в Сорбонне. Вместе с ним всегда присутствовала Мария Кюри, а среди гостей иногда бывали даже кардинал и члены правительства.

В 1926 г. Ланжевен приезжал в СССР, где прочёл несколько докладов в Ленинграде и Москве; он охотно консультировал всех, кто к нему обращался. После поездки в Китай он с увлечением говорил о китайском народе, о его науке и её перспективах. До конца жизни Ланжевен был верным другом передового Китая, в победе которого над Японией он не сомневался и верил в великое будущее свободного Китая.

Вспоминаю эпизод. Однажды за обедом у Ланжевена кто-то позвонил у входной двери, и его младшая дочь, открыв дверь, вернулась с радостной вестью, что Ланжевен награждён высшим званием командора Ордена Почетного Легиона. Реакция Ланжевена была неожиданной: «Если они думают, что могут меня этим купить, то ошибаются». Когда муж его дочери, талантливейший физик-коммунист Соломон, был расстрелян германскими оккупантами, Ланжевен вступил во французскую коммунистическую партию - взамен Соломона, как он говорил.

Его моральный и научный авторитет был исключительно высок. Все французские физики видели в нём своего «отца» не только потому, что большинство было его учениками, но и потому, что он был всегда источником свежих научных идей и охотно приходил на помощь каждому со всем своим опытом.

За последний период своей жизни Ланжевен опубликовал немного работ, но все знали, что почти все работы французских физиков вдохновлены им. Почти каждую работу следовало бы подписывать двум авторам, одним из которых всегда был Ланжевен.

Весной 1924 г. в Брюсселе Ланжевен рассказывал мне об идеях Луи де Бройля, об электронных волнах. Работа была представлена Ланжевеном на присуждение де Бройлю докторской степени. Ланжевен восхищался остроумием и оригинальностью идей де Бройля, хотя и не верил ещё тогда в их реальность.

Скромный и недоступный зависти, Ланжевен подхватывал всякую свежую научную мысль и вносил в неё такую ясность, которой часто не видел сам автор. Достаточно вспомнить теоретические работы Ланжевена по магнетизму, по диэлектрикам, по газовому разряду и даже чисто экспериментальное исследование ультразвука, чтобы почувствовать прозрачность хода мыслей и их логику.

Ещё сильнее было это впечатление, когда Ланжевен, показывая свои эксперименты, излагал их историю и сопровождавшие их опыты, пути преодоления трудностей. Помню, например, что он увидел одну из главных трудностей для создания мощных ультразвуков в методе приклеивания электродов к кварцевой пластинке. Остроумным выходом из трудностей получать большие пластинки кварца была замена монокристалла мозаикой и проверка правильности ориентации отдельных элементов».


Иоффе А.Ф., Встречи с физиками, М., «Государственное издательство физико-математической литературы», 1962 г., с. 60-62.


Учителя: Леон Бриллюэн,  Пьер Кюри и Дж. Дж. Томсон.

Ученик:  Луи де Бройль.

Новости
Случайная цитата
  • Реформы Романа Абрамовича на Чукотке
    «Во времена СССР у Чукотки было свое стратегическое назначение - она стояла на ядерном дежурстве. Но холодная война закончилась, территория перестала быть стратегически ценной, и регион оказался брошенным практически на произвол судьбы, применения людям не нашлось. Кто-то из жителей смог вернуться на Большую землю, кто-то не смог; а кто-то и не захотел, так как привык к этому краю. По мотивам того, что творилось на Чукотке к моменту начала губернаторства Романа Абрамовича, впору было снима...