Зон Борис Вольфович

1898 год
-
1968 год

Россия (СССР)

Театральный педагог.

В юности учился на юридическом факультете Московского университета, но оставил учёбу и поступил в Студию при Театре В.Ф. Комиссаржевской в Москве.

«Отец и мать были другого мнения (о будущей актёрской судьбе сына – Прим. И.Л. Викентьева). Во-первых, у них под большим сомнением был мой «талант», во-вторых, они считали, что сперва надо кончить университет и потом уже заниматься чем угодно, а главное, им казалась подозрительной сама профессия актёра. Отец прямо сказал: «Я же их знаю, они все... сифилитики». Он, несомненно, имел в виду свой опыт старого театрального врача и «сгущал краски» ради моей, как ему казалось, пользы. Ему посильно помогал и мой старший брат, начинающий петербургский адвокат, категорически меня предупредивший: «Сдохнешь под  забором».

Зон Б.В., Об учителях и коллегах, в Сб.: Школа Бориса Зона. Уроки актёрского мастерства и режиссуры / Сост. В. Львов, СПб, «Мастерская СЕАНС», 2011 г., с. 303.

 

В молодости Борис Зон неоднократно присутствовал на репетициях К.С. Станиславского, вёл их конспекты, которые затем показывал мастеру. Эти записи служили ему основой для собственных занятий с учениками в Ленинграде.

«Много говорилось о штампах. «Не прийти штамп не может, - утверждал Константин Сергеевич, - этого бояться нельзя. Надо учиться уничтожать штамп оправданьем, правдой. Я нарочно надавал Вам в «Севильском цирюльнике» «фортелей», Вы их всё равно любите, а здесь извольте их делать по сквозному действию. Все «фортели» приму, если они оправданы. Будет острое сквозное действие. Но оправданье должно идти с самого начала, иначе не поверю. Всё должно быть предварено предыдущей игрой».

Зон Б.В., Об учителях и коллегах, в Сб.: Школа Бориса Зона. Уроки актёрского мастерства и режиссуры / Сост. В. Львов, СПб, «Мастерская СЕАНС», 2011 г., с. 477.

 

Сценическую деятельность Борис Зон начал в 1917 году в Петрограде. В 1921–1935 годах он работал актёром, а затем режиссёром в Ленинградском театре юного зрителя.

С 1923 года Борис Зон занимался педагогической деятельностью в области театральной педагогики. С 1940 года – он профессор Ленинградского театрального института.

«Зон был истовый художник и на тему искусства не мог молчать. Он предъявлял всегда крайние требования, и у него был безусловный вкус и безусловные критерии. Его меньше волновали гражданские, общефилософские вопросы. Если и волновали, то Борис Вольфович это очень глубоко скрывал, потому что был очень напуган советской властью. Был период, когда его, в связи с еврейским происхождением, выгнали из института, и он знал три года голодной жизни и инстинктивно на широкие философские и гражданские темы не разговаривал. Просто советская жизнь приучила его об этом молчать…»

Беседа с Леонидом Мозговым, в Сб.: Школа Бориса Зона. Уроки актёрского мастерства и режиссуры / Сост. В. Львов, СПб, «Мастерская СЕАНС», 2011 г., с.15.

«Он любил повторять формулу «трёх Т» - «талант, терпение, труд», но в обучении ставя талант на последнее место. Зато взаимозависимость труда и терпения была первым и главным требованием учителя. И как бы медленно и трудно ни раскрывался студент, он всегда ощущал горячее желание Бориса Вульфовича успокоить его, помочь, поддержать. При том огромном авторитете и безграничном уважении, какое ученики испытывали к личности Зона, каждый постоянно ощущал дружеское соучастие в своей работе. Постепенно начинал тускнеть страх перед отсевом, который нередко служит внутренним тормозом, укреплялась надежда на то, что подлинная самоотдача в работе в течение семестра в совокупности с колоссальным педагогическим трудом Бориса Вульфовича не могут не увенчаться хотя бы небольшим успехом».

Из воспоминаний Ариадны Кузнецовой, в Сб.: Школа Бориса Зона. Уроки актёрского мастерства и режиссуры / Сост. В. Львов, СПб, «Мастерская СЕАНС», 2011 г., с.120.

«В. Львов: И надрессировать в себе какие-то навыки? Довести до автоматизма?
Алиса Фрейндлих: Сначала эти правила необходимо усвоить, а потом их, так сказать, надрессировать. То, что сначала кладётся в основу. Нельзя осваивать высшую математику, не зная таблицы умножения. В каждой профессии есть своя «таблица умножения» и свои правила игры. Уже потом идёт какое-то воспитание в человеке способности свободно себя ощущать, импровизировать, проявлять фантазию, творческую индивидуальность. Но сначала надо усвоить вот эти элементарные правила. Зон вкладывал в нас эти начальные условия, которые мы должны были обязательно взять на вооружение и испытывать к ним, по крайней мере, достаточное уважение. Часто отмахиваются: «А, ремесло!»... Но профессионал от любителя, даже хорошего, отличается искусным владением определёнными специальными знаниями и навыками. Значит, владение ремеслом - это непременная составляющая любой профессии. И к нему надо относиться уважительно.

Беседа с Алисой Фрейндлих, в Сб.: Школа Бориса Зона. Уроки актёрского мастерства и режиссуры / Сост. В. Львов, СПб, «Мастерская СЕАНС», 2011 г., с.125.

 

«В чём был педагогический дар Зона? Сейчас, спустя больше полувека после первого урока мастера, я попробую это сформулировать. Зон умел, во-первых, с минимальной долей ошибок выбирать абитуриентов, во-вторых, беспощадно отсеивать студентов в конце первого и второго курсов. Это тяжёлая, но по существу своему глубоко гуманная акция, о которой не следует забывать при нынешнем потоке студентов театральных вузов. Зон был и остаётся непревзойдённым педагогом на первых двух курсах, в особенности на первом. Он никогда не шёл дальше, не убедившись, что ученики усвоили предыдущее. В основу своего метода Зон положил редко упоминаемую мудрейшую формулу Станиславского: «Вы проложили фарватер. Теперь дайте кораблику плыть по ветру. Бросьте штурвал, не дуйте в паруса». Это значит - разбудить актёрскую интуицию и дать ей существовать в сценических обстоятельствах свободно и легко. Вот этого свободного самочувствия, его и только его, добивался Зон, а что может быть важнее в тяжёлом труде актёра! Азы актёрской грамматики проходились упорно, с беспощадной требовательностью мастера, и не усвоивший их расставался с институтом. Главным - вечное спасибо за это мастеру - считалось развитие творческой фантазии. Потому-то, наверное, так блистательны были актёрские показы на первом курсе. Из этих этюдов позже ученики Зона ставили спектакли, конечно, забывая упомянуть первого их автора. Борис Вольфович избрал новый метод  преподавания мастерства - думаю, чрезвычайно интересный. С первого дня обучения он распределял роли в будущем дипломном спектакле».

Из воспоминаний Александра Белинского, в Сб.: Школа Бориса Зона. Уроки актёрского мастерства и режиссуры / Сост. В. Львов, СПб, «Мастерская СЕАНС», 2011 г., с. 165.

«Может быть, рассуждения о природе гениальности вообще бесплодны, потому что без труда гений сам по себе никогда не обнаружится или, иначе говоря, осознавший себя гений и почивший затем на «лаврах» преспокойно умертвит свой гений. И обратно - труд может поднять гений с таких глубин, где он дремал бы всю жизнь, если бы не были приложены величайшие усилия, чтобы его поднять. Но, так или иначе, есть необыкновенные проявления таланта, которые не укладываются ни в какие существовавшие доселе рамки, и мы зовём их гениями».

Зон Б.В., Об учителях и коллегах, в Сб.: Школа Бориса Зона. Уроки актёрского мастерства и режиссуры / Сост. В. Львов, СПб, «Мастерская СЕАНС», 2011 г., с. 308.

Новости
Случайная цитата
  • Личности и события, которые больше других изменили мир по А.А. Генису
    «Как велика пропасть между «Чёрным квадратом» и Голливудом! Авангард вёл нас в глубь бытия, к его умозрительному пределу, тогда как пошлая реалистическая поделка масскульта всего лишь скользит по его поверхности. Модернисты вкладывали в жизнь содержание, щедро наделяя её смыслом. Боевик или телесериал тщатся отразить реальность в её самых поверхностных проявлениях. Но как раз этим он близок абсурду, который создавал текст без подтекста, искусство, защищённое от интерпретации.Абсурд так же услове...