Дефо Даниель

1659 год
-
1731 год

Великобритания

Английский пастор (по образованию); разведчик, публицист и писатель, один из основателей жанра английского реалистического романа.

«Всю жизнь Дефо мечтал разбогатеть, стать процветающим промышленником, удачливым купцом.
«Настоящий купец, - восторженно писал Дефо, - универсальный учёный. Он знает языки без помощи книг, географию без помощи карт... его торговые путешествия исчерпали весь мир, его иностранные сделки, векселя и доверенности говорят на всех языках; он сидит в своей конторе и разговаривает со всеми нациями».

Однако многочисленные начинания Дефо-дельца - то он занимался чулочной торговлей, то был владельцем кирпичного завода - обычно кончались крахом. Неоднократно он разорялся, сидел в тюрьме.

Неистощимая энергия сделала Дефо, активного политика и религиозного борца, отцом английской журналистики. Он создаёт первую подлинно английскую газету, с небывалой для того времени регулярностью, трижды в неделю, на четырёх страницах, объёмом в четверть печатного листа, стоимостью в пенни, выходившую с 1704 по 1713 год. Эта единолично писавшаяся Дефо независимая либеральная газета «Review» («Обозрение») содержала все известные нашему времени виды газетной журналистики: газетный репортаж, биографии исторических деятелей, уголовнуюхронику, географические описания, страничку юмора (последняя имела заголовок «Скандальный Меркурий, или Новости Клуба Скандалов»), Подписчики («Обозрение», прежде всего, была газетой коммерческой: перспективы торговли, цены товаров, рынки сбыта, этика торговли - всё это живо обсуждалось на газетных страницах) продолжали получать номера, даже если Дефо был в отъезде: где бы он ни находился, Дефо посылал своему типографу материал для очередных номеров.

Как газетчик, Дефо отличался редкой предприимчивостью. Его смело можно назвать также и первым английским «спецкором». В погоне за сенсацией Дефо проявлял исключительную настойчивость и изобретательность, посещал в Ньюгейте - в этой тюрьме держали уголовников - известных преступников, беседовал с ними, записывал с их слов истории их жизни.

Подобные сообщения пользовались у английских читателей (ходок такой материал и в наши дни) громадным спросом. И ради подобной добычи Дефо шёл на всё. Так, однажды в целях рекламы он использовал казнь известного бандита Джека Шеппарда. Навестив преступника, Дефо вернулся из тюрьмы с мнимым письмом Шеппарда и стихами, будто бы им же написанными. Кроме того, он договорился с Шеппардом о том, что в день казни, уже стоя с петлей на шее, тот позовёт своего «друга» и вручит ему памфлет (конечно же, написанный Дефо!), как свою предсмертную исповедь. Подробнейший отчёт обо всём этом Дефо поместил в своей газете.

Страстный забияка и полемист Дефо вёл непрерывные бои со своими собратьями по перу. Деликатностью эти дискуссии не отличались. Когда оскорбления словом исчерпывались, дело нередко доходило до драк. Дефо не раз подвергался опасности быть избитым. Он выходил на улицу всегда вооружённым, так как постоянно должен был опасаться неожиданного нападения либо журналиста, либо какого-нибудь разъяренного читателя...
Дефо оставил после себя огромное литературное наследие. Новейшие библиографы насчитывают около четырёхсот названий его произведений. Но удивительно: для живших рядом с ним это был в первую очередь необычайно энергичный, изворотливый и ловкий публицист, с несколько загадочной и даже скандальной известностью».

Чирков Ю.Г. Дарвин в мире машин, М., «Ленанд», 2012 г., с. 17-18.

 

В 1719 году Даниель Дефо издал самое известное своё произведение - роман: «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Норка», который породил волну литературных подражаний-робинзонад. Наиболее известное - Жюль Верн, Таниственный остров.

«Робинзонада - это созданная воображением мыслителя и писателя ситуация, в которой отдельная человеческая личность (иногда небольшая группа людей) поставлена в условия жизни и труда вне общества. Робинзонада - это, если хотите, экономическая модель, в которой исключаются отношения людей между собой, т. е. общественные отношения, и оставлены только отношения обособленного человека с природой…».

Аникин А.В., Юность науки: жизнь и идеи мыслителей-экономистов до Маркса, М., «Политиздат», 1979 г., с. 114.

«Этот роман основан на истории шотландца Александра Селкирка, который провёл на необитаемом острове четыре года. Однако роман Дефо - больше чем документальный очерк. За романом, посвящённым жизни Робинзона на необитаемом острове, последовали продолжения - «Дальнейшие приключения Робинзона Крузо», книга о приключениях Робинзона в разных странах мира, в том числе в Китае и Сибири, и «Серьёзные размышления о жизни и удивительных приключениях Робинзона Крузо». Но ни вторая, ни третья части романа не завоевали такой популярности, как первая.

В «Робинзоне Крузо» роман как жанр находится ещё в стадии становления и в силу этого, как отмечали исследователи, «совмещает в себе множество различных литературных жанров. Это путешествие; это автобиографический роман приключений; это «роман воспитания»». Ближе к концу романа в нём также появляются элементы патриархальной утопии, идеального сосуществования людей в идеальном мини-государстве:

«Теперь мой остров был заселён, и я считал, что у меня изобилие подданных. Часто я не мог удержаться от улыбки при мысли о том, как похож я на короля. Во-первых, весь остров был неотъемлемою моей собственностью, и, таким образом, мне принадлежало несомненное право господства. Во-вторых, мой народ был весь в моей власти: я был неограниченным владыкой и законодателем. Все мои подданные были обязаны мне жизнью, и каждый из них, в свою очередь, готов был, если б понадобилось, умереть за меня. Замечательно также, что все трое были разных вероисповеданий: Пятница был протестант, его отец - язычник и людоед, а испанец - католик. Я допускал в своих владениях полную свободу совести. Но это между прочим».


Даниель  Дефо, Робинзон Крузо. История полковника Джека, М., «Художественная литература», 1974 г.,  с. 197.



«Робинзон Крузо» положил начало новому поджанру романа - так называемой «робинзонаде», истории выживания человека или небольшой группы людей в изоляции от остального мира. После появления романа Дефо на читателей хлынул целый поток робинзонад, не иссякший и до века XX. […]

Традиционно про «Робинзона» говорят, что главный предмет романа - борьба человека с природой,
но ведь борьбы с природой как таковой здесь нет, природные условия острова, на который попадает Робинзон, достаточно мягки и благоприятны для жизни человека […] Когда в обиходе упоминают имя Робинзона, то обычно имеют в виду человека на необитаемом острове или, в расширительном значении, одинокого человека, отрезанного от всего мира, то есть указывают ситуацию, а не черту характера. В самой же этой ситуации, определяя её особенности, можно выделить романтику или поэзию обстоятельств, постоянно осязаемую. Суровую поэзию, которая возбуждает особое чувство сопричастности всему, что делает Робинзон, превращая поначалу в целях самосохранения, а затем и самоутверждения остров Отчаяния в остров Надежды. Эти цели в чрезвычайных и в то же время каждому человеку чем-то, какой-то стороной знакомых, что-то знакомое напоминающих обстоятельствах требуют от Робинзона совершенной сосредоточенности всех его духовных и физических сил, вдохновенности мысли и деяния, широкого и трезвого взгляда, точного расчёта, быстрого соображения и деловитости. Переживаниям Робинзона чужда вялость, аморфность, неопределённость, - напротив, они полны живой силы и остроты, каждое мгновение для него - насыщенная смыслом реальность.

Это описание объясняет немеркнущую привлекательность романа Дефо. В «Робинзоне Крузо» впервые соединились полная сосредоточенность человека на себе в силу обстоятельств (которые, однако, тяготят его куда меньше, чем могли бы, о чём свидетельствует едкое замечание Диккенса, что за тридцать лет Робинзон ничуть не переменился) и одновременно энергичное целенаправленное действие, а не рефлексия. Рефлексия в романе тоже присутствует, но направлена совсем на иные предметы, нежели в тех произведениях, которые мы рассматривали раньше, а также подчинена практической цели, чёткой и, главное, достижимой цели - обеспечению максимального материального благосостояния человека.

В силу отсутствия психологической проработки характера Робинзона и какого бы то ни было его психологического развития персонажа Дефо можно назвать не столько человеком из плоти и крови, сколько идеологемой автора. Рефлексия, о которой было сказано выше, направлена на постепенное постижение того, каким должен быть человек, чтобы быть счастливым в своей земной жизни».

Ковалевская Т.В., Человек героический в английской литературе, СПб, «Дмитрий Булавин», 2012 г., с. 189-190 и 192-193.

 

В своей публицистике Даниель Дефо пропагандировал здравомыслие и практицизм, выступал в защиту веротерпимости и свободы слова.

«Около пятнадцати лет он издавал одно из первых в Англии периодических изданий «Обозрение», оттачивая ставшие сегодня привычными в журналистике жанры - например, «спрашивайте - отвечаем» (причём вопросы редактор придумывал сам); журналистские мистификации и мнимые дискуссии; беседы с реальными и вымышленными персонажами, служащие как бы естественным, «жизненным» обоснованием тех проектов, которые Дефо продвигал (например, о пенсиях и страховках для моряков). Но фактически в течение всего этого времени он задавал и транслировал читателям образцы понимания и рассуждения в самых разнообразных практических ситуациях новой английской жизни, апеллируя к расчёту, разуму и рефлексии человека».

Копылов Г.Г., Трансформация схем познания в ходе формирования новых наук (1620–1750), в Сб.: Методология: вчера, сегодня, завтра, Том III, М., «Школа Культурной Политики», 2005 г., с. 437.


«Одна из оригинальных особенностей Дефо (кстати, характерная и для Оноре Бальзака): при великолепном знании людей и различных занятий он в финансовых делах, «бизнесе» не преуспел, пускаясь в авантюры и периодически разоряясь. Приходилось ему и писать по указке богатых, притворяясь независимым журналистом. Признавался: «Я видел изнанку всех партий. Всё это видимость, простое притворство и отвратительное лицемерие... Их интересы господствуют над их принципами». Его перу принадлежат несколько романов, но история Робинзона Крузо, мужественно и умело осваивавшего остров, оказалась в его творчестве непревзойденной. Причина проста: посвящена она вечным ценностям - великолепию природы, величию человеческого духа, торжеству разума и труда».

Баландин Р.К., 100 великих оригиналов и чудаков, М., «Вече», 2009 г., с. 135.

 

«... заслуга Даниель Дефо не в том, что он первым обратится к сюжетам, которые впоследствии используют и другие писатели. Его приоритет в мировой литературе отнюдь не в этом. Если говорить о том, в чём Дефо оказался впереди века, то следует прежде всего сказать: он был первым, кто начал писать правдиво и просто («моя судьба - писать Правду») и, обладая даром «об-стоятельного вымысла», умел заставить поверить в его достоверность. Дефо был зачинателем современного реалистического романа. В его книгах литературоведы находят черты социальнобытового романа и исторического, а также криминального и приключенческого,
романа-дневника. Первым писатель обратился к теме тяжёлого сиротского детства, открыл и исследовал мир отверженных; наконец, Дефо был первым профессиональным английским писателем».

Белоусов Р.С., Тайна Иппокрены, М., «Советская Россия», 1978 г., с. 73-74.

Новости
Случайная цитата
  • Биологическое и социальное развитие человека по С.П. Капице и соавторам
    «Биологически все люди принадлежат к одному виду Homo sapiens, у них одинаковое число хромосом - 46, отличное от всех других приматов, а все расы способны к смешению и социальному обмену. Областью расселения человечества служат практически все удобные для обитания части Земли, по своей же численности мы превышаем сравнимых с нами по размерам и питанию животных на пять порядков. Только домашние животные, живущие около человека, не ограничены в своём числе, в отличие от их диких родственников, каж...