Астафьев Виктор Петрович

1924 год
-
2001 год

Россия (СССР)

Русский писатель.

Лишившись матери, воспитывался в семье бабки и деда, затем - в детском доме.

 «- Кстати, - уточняю тему, - когда Вы впервые ощутили себя писателем?
- Пожалуй, всю сознательную жизнь - всю! - ощущал себя литератором. Даже в детские свои годы скитаний им был. Собралась компания - и от меня ждут увлекательные байки. Ведь в школе, как теперь понимаю, я слыл сочинителем. Много рассказывал и на фронте. Особенно когда в обороне стояли. Момент для досуга выкраивался. Все свободные от службы ребята сбивались в кучу, начинался треп. Я объединял прочитанное, услышанное, увиденное в кино и на его основе - не просто балагурил, а всё же сочинял. У меня получалось, иначе товарищи не стали бы слушать, не побуждали к новым россказням».

Ростовцев Ю.А., Страницы из жизни Виктора Астафьева, М., «Энциклопедия сёл и деревень», 2007 г., с. 324.

 

«Один из современных русских писателей Виктор Астафьев, познавший на личном опыте все сложности жизни и поведения так называемого «трудного» подростка (именно потому «трудного», что ему очень трудно организовать свои взаимоотношения с окружающим   миром: воина, сиротство, злоба «пленных»), очень хорошо проанализировал мотивационную сферу ребёнка этого возраста. В статье «Стержневой корень» он с благодарностью пишет о воспитателе детдома, который ломал в мальчике «чувство самоуничижения, бросовости, сорности моей, которое смогли внушить мне мои родители-отец и мачеха, учителя в школе, разного рода покровители-благодетели, которые на коротких, по уже витых путях-перепутьях кормили меня  хлебом, не жалея при этом назидательных слов вперемежку с упрёками. А назидания, они, что харчки в душу, страшнее брани, больнее ударов под дыхло, беспощадных пинков сапожищами на базарных и вокзальных площадях, где «учат» воришек-беспризорникоа «уму-разуму» туполобые, звереющие от детской беззащитности, пьяные мужики и торгаши». И дальше кровью сердца написанное всем воспитателям, всем взрослым предостережение: «Легко, очень легко загнать в угол малого человека, легко смять его душу, выявить в нём озверение, вызвать «огонь на себя» и за это за всё уконопатить его затем в исправительно-трудовую колонию, считая дело оконченным и удовлетворившись тем, что «так и думали». «так и предполагали». Скажете, вырос же из него хороший человек? Вырос, потому что на его пути встретились и другие – прекрасные – люди, сумевшие привести к гармоничному мировосприятию затравленную душу подростка. Надолго, в частности, запомнился подростку один из нравственных уроков любимого воспитателя: «урок снисходительности к людям незрелым, к детям, урок умения подниматься над мелочами, не опускаться до мести за них, ибо человеческая жизнь коротка и слишком большая роскошь расходовать время на злобные вспышки и пустяки, которые при желании можно находить каждую минуту, на каждом шагу».

Короленко Ц.П., Фролова Г.В., Вселенная внутри тебя. Эмоции, поведение, адаптация, Новосибирск,  «Наука», 1979 г., с. 79-80.

 

Позже Виктор Астафьев работал составителем поездов в пригороде Красноярска, откуда в 1942 году добровольцем ушёл на фронт, где был несколько раз ранен…

«Правый глаз у меня с тех пор не видит совсем, два процента, - я, как левша, научился с левого целиться. Но Нагибин, которого тоже контузило, мне сказал - он хороший был человек, Юрий Маркович, и пил хорошо, и блядовал хорошо, и остановился вовремя, и писал замечательно... И как-то мы пили - он мне и говорит: Витя, я перечитал то, что писал до контузии, - ну ни искринки, ни блестин-ки! А как ударило - так сразу и пошло…»

Быков Д.Л.,  Виктор Астафьев / И все-все-все (сборник интервью), Выпуск 1, М., «ПРОЗАиК», 2009 г., с. 32.

 

Виктор Астафьев начал публиковаться с 1951 года, а в 1961 году закончил Высшие литературные курсы в Москве.

 

«… но насчёт сильной руки ты попомни моё слово: если мы сами себя ограничивать не научимся, нам так и не выбраться из этого российского маятника - то беспредел свободы, то беспредел гнёта. Я веру всегда понимал как самоограничение, бабка моя вколотила в меня и веру в Бога, и такое её понимание. И у коммунистов этих, мудаков, с Зюгановым их во главе, никогда ничего не выйдет, потому что они пытаются в одну телегу впрячь коммунизм свой и Бога, а так не бывает. Бог - он и есть самоограничение. И если мы не научимся держать себя в руках, то сами же себе потом такую твердую руку устроим - мало не покажется. Мы ведь останавливаться не умеем, сами же друг друга и передавим. Останавливаться, останавливаться...»

Быков Д.Л.,  Виктор Астафьев / И все-все-все (сборник интервью), Выпуск 1, М., «ПРОЗАиК», 2009 г., с. 44.

«И бессмертие есть. Только не такое глупое, примитивное бессмертие, о котором говорили атеисты, когда с ним боролись, врали, что нет его. Всё тоньше. Человек больше себя, - вот я во что верю…»

 Быков Д.Л.,  Виктор Астафьев / И все-все-все (сборник интервью), Выпуск 1, М., «ПРОЗАиК», 2009 г., с. 52.

Новости
Случайная цитата
  • Болезнь и профессия Карла Ясперса
    «В 1901 году Ясперс окончил классическую гимназию и поступил в Гейдельбергский университет на юридический факультет. Однако проучившись три семестра, он перешёл на факультет  медицинский, который окончил в 1908 году; в 1909 году Ясперс получил степень доктора медицины. Интерес к медицине, помимо прочих мотивов, сформировался у молодого Ясперса, вероятно, из-за его врождённой болезни: у него было неизлечимое заболевание бронхов, постоянно провоцировавшее сердечную недостаточность. Диагноз этой оп...