Презент Исаак (Исай) Израилевич

1902 год
-
1969 год

Россия (СССР)

Советский юрист (по образованию), оратор, идеолог работ Т.Д. Лысенко.

Вошёл в историю, как помощник и политический идеолог работ Т.Д. Лысенко, с которым начал сотрудничать с 1932 года.

«Один из самых активных борцов с лысенковщиной, награждённый за эту борьбу орденом Ленина, доктор биологических наук А.А. Малиновский пишет следующее: «У Презента была страсть выдвинуть себя на заметное место и приобрести влияние. Будучи преподавателем философии, «методологом», он очень хорошо понимал, что особенно необходимо на потребу сегодняшнего дня: подъём находившегося в полном упадке сельского хозяйства. Поэтому он искал людей, близких к сельскохозяйственной науке. Есть много свидетельств тому, что сначала Презент предложил свои услуги Н.И. Вавилову, но тот отверг его предложение».
В начале 30-х гг. Презент познакомился с Т.Д. Лысенко и сделал на него свою ставку. Известно, что впервые «заметил» Лысенко Н.И. Вавилов, увидевший его интерес к сельскому хозяйству, его энергию, почему он и счёл возможным, несмотря на низкую общую культуру Лысенко, способствовать его выдвижению. Совершенно иные планы были у Презента.
В то время Презент радостно говорил знакомым, что «он нашёл такого парня, с которым можно делать большие дела», - это был Лысенко. Презент, безусловно, очаровал и увлёк Лысенко своей эрудицией, цитируя Дарвина, объясняя, как вредны реакционные «буржуазные» учёные: Вавилов, Кольцов, Серебровский, Навашин и др.
Восхищение и преклонение перед Презентом Лысенко сохранял многие годы. Участники второй дискуссии 1939 г. могут помнить эпизод, ярко характеризующий отношение Лысенко к Презенту. А.А. Малиновский вспоминает: «На этой дискуссии свыше явно был дан приказ - отделить «передового учёного» Лысенко от Презента, которого даже тогдашние официальные философы считали нечистоплотным пройдохой. Но Лысенко так держался за Презента, что даже нажимы «сверху» не помогли, а сам Лысенко, уже приближенный Сталиным, был неприкасаем. На этой дискуссии  кто-то из генетиков бросил Лысенко упрёк в каком-то нелепом утверждении. Лысенко спросил: «Кто это сказал? Я или Презент?» - «Вы!» - «Ну, это может быть, - ответил Лысенко, - Презент в сто раз умнее меня». Восклицание Лысенко было столь непосредственно, что никто не усомнился в его искренности, тем более что всем было ясно, как судорожно Лысенко цепляется за Презента, боясь его потерять».

Музрукова Е.Б., Чеснова Л.В., Советская биология в 30-40-е годы: кризис в условиях тоталитарной системы, в Сб.: Репрессированная наука / Под ред. М.Г. Ярошевского, Выпуск II, СПб, «Наука», 1994 г., с. 53.

 

1936 году И.И. Презент без защиты диссертации стал доктором биологических наук.

 

После войны: «Исай Израйлевич Презент - главный идеолог безграмотного Лысенко. Презент - человек блестящий. Как красиво и пламенно он говорит. Как резко и соответственно стилю собрания, как грубо и демагогично его выступление. (Читатель помнит значение греческого слова «демагогия»? «Демагог» - водитель народа !) Как он беспардонен и мелок! Как он был, упоённый собой, неосторожен. Он повторил часть текста, вставленного им ранее в доклад Лысенко. Он сказал: «Когда мы, когда вся страна проливала кровь на фронтах Великой Отечественной войны, эти муховоды...».  Договорить он не сумел. Как тигр, из первого ряда бросился к трибуне Рапопорт - бесстрашный разведчик, он знал, что такое «брать языка». Презент на войне не был - он был слишком ценным, чтобы воевать - там же могут и убить... Рапопорт был всю войну на фронте. С чёрной повязкой на выбитом пулей глазу он был страшен. Рапопорт схватил Презента за горло и, сжимая это горло, спросил свирепо: «Это ты, сволочь, проливал кровь?..» Ответить почти задушенный Презент не мог».      

Шноль С.Э., Герои, злодеи, конформисты российской науки, М., «Крон-пресс», 2001 г., с. 469-470.

 

В 1956-1965 годах И.И. Презент работал научным сотрудником научно-исследовательской базы АН СССР «Горки Ленинские».

Новости
Случайная цитата
  • О бесконечности познания…
    «Не являясь истиной, наш разум тоже никогда не постигает истину так точно, чтобы уже не мог постигать её всё точнее без конца, и относится к истине, как многоугольник к кругу: будучи вписан в круг, он тем ему подобнее, чем больше углов имеет, но даже при умножении своих углов до бесконечности он никогда не станет равен кругу, если не разрешится в тождество с ним…»   Николай Кузанский, трактат "Об учёном незнании", 1440 год