Дюшан Марсель

1887 год
-
1968 год

Франция


«Я не верю в творчество. Я верю в творцов»

Марсель Дюшан.

 

 

 

Французский художник и теоретик сюрреализма; шахматист.

«… его отец был нотариусом, всё же дед был художником и оба брата имели отношение к искусству - один стал гравёром, другой скульптором. Отучившись в школе в Руане, Дюшан приехал к братьям в Париж, где его ранние картины, подражавшие постимпрессионистам, остались незамеченными. Затем Пабло Пикассо и Жорж Брак явили миру кубизм, взволновав авангардное сообщество. Немедленно был создан ряд ограничений, определяющий «правильный» кубизм, включая запрет на обнажённое человеческое тело (ню так устарели!) и объекты в движении. И тогда Дюшан создаёт свою собственную кубистскую работу «Обнажённая, спускающаяся по лестнице». Когда картину показали публике, Дюшан одним выстрелом убил аж трёх зайцев: он обидел кубистов, традиционалистов и зрителей. Кубисты ополчились на него за нарушение правил: мало того, что Дюшан изобразил обнажённую фигуру, он показа её не с множественных точек зрения и неподвижной, но лишь с одной точки и в движении. Традиционалисты оскорбились, потому что обнаженное тело считалось высшей, идеальной формой в искусстве; разбивать ню на тысячи плоскостей само по себе ужасно, но изображать священное обнажённое тело за столь пошлым занятием, как спуск по лестнице, представлялось неслыханным богохульством. Публика же злилась оттого, что не могла найти на картине обнажённую фигуру, а если находила, то не могла разобрать, мужчина это или женщина. (Подсказка: у фигуры имеется пенис.) Дюшан наслаждался произведенным эффектом. Он написал ещё несколько антикубистических картин, но вскоре решил, что издеваться лишь над ведущим направлением в искусстве как-то мелко; ему хотелось бросить вызов самим основам искусства».

Элизабет Ланди, Тайная жизнь великих художников, М., «Книжный Клуб», 2011 г., с. 272-273.

 

В 1912 году Марсель Дюшан ввёл в употребление термин «Ready-made», что в переводе с английского означает - «готовое изделие», то есть изделие массового производства, выставленное в салоне в качестве произведения искусства.  «Готовыми продуктами» Марселя Дюшана послужили: скребок для снега, вешалка для шляп, сушка для бутылок и велосипедное колесо и т.п.

 

С 1914 года Марсель Дюшан жил и работал в США. В 1917 году в Нью-Йорке он представил как художественный объект обычный писсуар под названием «Фонтан»… Многим подобное самооправдание «творчества» понравилось…

«В 1917 году Марсель Дюшан попытался выставить на нью-йоркской выставке в качестве художественного объекта обыкновенный писсуар под названием «Фонтан» (в чём ему было в конце концов отказано). В 1919 году в Петербурге состоялся съезд «деревенской бедноты», делегаты которого были размещены в Зимнем дворце. Вот что вспоминает об этом М. Горький: «Когда съезд кончился и эти люди уехали, то оказалось, что они не только все ванны дворца, но и огромное количество ценнейших севрских, саксонских и восточных ваз загадили, употребляя их в качестве ночных горшков. Это было сделано не по силе нужды, - уборные дворца оказались в порядке, водопровод действовал. Нет, это хулиганство было выражением желания испортить, опорочить красивые вещи». В одном случае писсуар выставляется как художественный объект. В другом случае художественный объект используется как писсуар. Очевидно, что между разрушением искусства и созданием антиискусства есть принципиальная разница, такая же, как между жестом насильника и жестом юродивого. Употребление севрских ваз в качестве ночных горшков - акт чистейшего нигилизма, имеющий социальную природу: отношение темных, невежественных масс к созданиям «аристократического» искусства. Иное дело - художник, «кощунственно» передвигающий границы своего искусства в область низкого, безобразного. Искусство тем самым сбрасывает себя с возвышенного постамента, добровольно унижает себя, вызывая скандальную реакцию (вместо привычного пиетета и благоговения)».

Эпштейн М., Искусство авангарда и религиозное сознание, журнал «Новый мир», 1989 г., N 12, с. 222-223.

 

«Художническую братию хлебом не корми, только дай поизмываться над произведениями, которые особенно дороги публике. «Мона Лиза», разумеется, не могла избежать такой судьбы, и ни на одну картину художники не нападали с такой готовностью и не переиначивали её столь беззастенчиво. Тон задал Марсель Дюшан, скандально известный художник-дадаист: в 1919 году он купил открытку с «Моной Лизой» и пририсовал ей усы и бородку. Это своё творение Дюшан назвал L.H.O.O.Q., французским эвфемизмом, под которым подразумевается фривольная фраза  - в буквальном переводе «у неё горячая задница».

Элизабет Ланди, Тайная жизнь великих художников, М., «Книжный Клуб», 2011 г., с. 35.

 

«Джон Леннон: В художественном колледже мне говорили о Ван Гоге и прочих, но никто никогда не рассказывал мне о тех мастерах, которые живут сейчас. Мне не говорили о Марселе Дюшане, и за это я презираю своих учителей. О Дюшане я узнал от Йоко. Она рассказала мне о том, что он делает,- это фантастика! Этот человек может выставить простой велосипедный руль и сказать: «Вот - искусство, вы, козлы». Дали я тоже люблю, но у него всё благополучно, а Дюшан - на него плевали. Хотя он был первым в этом деле: брал какой-нибудь предмет с улицы, ставил на нем своё имя и говорил: «Это - искусство, потому что так говорю я».

Интервью Джона Леннона Дженну Уэннеру, главному редактору журнала «Роллинг Стоун» в 1970 г., в Сб.: Джон Леннон: вот моя история, смиренная и правдивая / Автор-составитель В.Г. Ваганов, Челябинск, «Аркаим», 2003 г., с. 174.

 

«... семидесятисемилетний француз, который в Центре Помпиду отбил молотком кусок от писсуара Марселя Дюшана, был приговорён к штрафу в 214 тысяч евро за нанесение ущерба имуществу. Даже когда он выдвинул в свою защиту, что сам является художником и поступил в полном соответствии с духом дадаизма, содеянное им было всё равно оценено не как искусство, но как святотатство, не как создание стоимости, а как её уничтожение».

Пирошка Досси, Продано! Искусство  и деньги, СПб, «Лимбус-пресс», 2017 г., с. 216.

Новости
Случайная цитата
  • Состоявшаяся личность по Антонио Менегетти
    «Система постоянно преследует индивида и навязывает ему определённую роль, демонстрируя её необходимость. А тот, кто нападает на неё, - будь то шизофреник или революционер, - всегда принадлежит системе. Крупные системы за всю историю не оставили свидетельств достижения кем-либо наибольшего внутреннего результата. Они породили героев, святых, но не поведали, в чем заключались сила, ставшая примером для общества, жизнеспособность, эмоциональные привязанности, сублимированные идеалы их внутреннего...