Крыштановская Ольга Викторовна

1954 год
-
наше время

Россия (СССР)

Отечественный социолог, изучающая политическую элиту.

«Эта книга - итог моей многолетней работы в качестве руководителя департамента изучения элиты Института социологии РАН. Этот департамент был создан в 1989 году - первое подразделение в стране, специализирующееся на исследованиях столь закрытой группы общества. До 1989 г. любые вопросы, связанные с изучением правящей группы страны, были тайной за семью печатями. Тогда не только исследования, но и употребление самого слова «элита» были запрещены в СССР. Книга М. Восленского «Номенклатура» имела гриф «совершенно секретно» и хранилась в единственном экземпляре в библиотеке ЦК КПСС. Советские люди не должны были знать о жизни тех, кто управлял страной. Идеологические мифы заменяли правду. «Первые отделы» (эти ячейки КГБ, функционировавшие в каждом трудовом коллективе) неустанно следили за тем, чтобы социологи не спрашивали население об отношении к руководителям партии и правительства. Каждого, кто нарушил бы это требование, ожидали  большие неприятности: конец научной карьеры, репрессии или даже тюрьма.

Перестройка, начатая М. Горбачевым, всё изменила. Началась либерализация жизни, которая затронула и Академию наук СССР, в которой я тогда работала младшим научным сотрудником. В Институт социологии пришёл новый директор, слывший большим либералом - Владимир Ядов.
В Институте социологии впервые был объявлен открытый конкурс проектов. Активность учёных была невысока: все были уверены, что гранты дадут только «красной профессуре» - идеологически выдержанным и морально устойчивым членам КПСС, которые возглавляли крупные отделы. Но я решила попробовать. Друзья и коллеги удивлялись моей наивности и не верили в успех. Я тоже не особенно надеялась, но всё же подала заявку на проект под названием «Административная система СССР и её субъекты» (термин «элита» всё же выглядел слишком рискованно). И каково же было моё ликование, когда проект утвердили и эта тема вошла в реестр государственных тем, финансируемых Академией наук. Нашей маленькой группе, состоящей из 5 человек, дали комнатку и компьютер.
И мы «начали работать. Мы горели энтузиазмом - ведь мы были первыми и занимались чем-то почти запрещённым, таким таинственным и важным. Мы проводили на работе по 12 часов, спорили о политике, о номенклатуре, придумывали, как получить доступ к людям, находящимся на самой вершине власти. […] Стандартные социологические опросы по анкете почти не применимы в исследованиях элиты.
Бессмысленно сложить мнение Путина с мнением Явлинского, а затем посчитать среднюю арифметическую.
Социология элиты - это особая наука, объектом которой является «штучный товар» - руководители страны. И цена неудач здесь иная: каждая ошибка это захлопнувшаяся дверь, это утрата доступа к информации. Я написала несколько писем западным советологам, и к нам стали приезжать иностранцы.
Это вызвало настороженность наших спецслужб. Как-то осенью 1990 г. раздался звонок из КГБ. Офицер был очень вежлив, он сказал, что у них есть аспирант, интересующийся проблемами элиты, который хочет проконсультироваться у меня. Могла ли я отказать?
На следующий день пришёл бледный молодой человек с незапоминающимся лицом. Он сказал, что хочет постажироваться в нашей группе. И стал ходить каждый день на работу. Он приходил, молча садился в углу, и слушал всё, что мы говорили, ровно в 17.00 доставал бутылку водки. Поскольку я знала, какая организация его направила «на стажировку», то не раз спрашивала, не занимаемся ли мы чем-то запрещённым. Но он всякий раз отвечал: «Нет-нет, всё в порядке. Нас интересуете не вы, а те, кто к вам приезжает».

Крыштановская О.В., Анатомия российской элиты, М., «Захаров», 2005 г., с. 9-11.

 

Новости
Случайная цитата
  • О независимости европейского поэта, писателя по Оливеру Голдсмиту
    Оливер Голдсмит в изданном им труде «Исследования о современном состоянии словесности в Европе», написал:«В настоящее время лишь немногим английским поэтам удалось добиться независимости от сильных мира сего в деле добычи средств к существованию; отныне они не имеют других покровителей кроме публики, а публика, взятая в целом, может считаться хорошим и великодушным хозяином... Теперь писатель, обладающий истинным даром, может легко разбогатеть, если в душе стремится именно к этому; что же касает...