Олейников Николай Макарович

1898 год
-
1937 год

Россия (СССР)

Страшно жить на этом свете,
В нём отсутствует уют
Ветер воет на рассвете,
Волки зайчика грызут...

Николай Олейников

 

Русский писатель и поэт.

В первые годы советской власти публиковал произведения для детей. Первый редактор детского юмористического журнала «Ёж», издававшегося в Ленинграде.

Его иронические, а иногда и издевательские стихи «для взрослых» почти не публиковались при жизни.


«У поэта немало произведений, где сквозь смешное прорывается драматическое. В таких стихах сатирико-пародийная нацеленность отходит на задний план. Вот стихотворение «Перемена фамилии». Его герою надоело быть Козловым, и он, заплатив соответствующую пошлину, стал носить фамилию Орлов. Возвратившись домой, он замечает странную метаморфозу в своей внешности. К нему прижилось «лицо негодяя». В основу стихотворения положен романтический мотив: смена имени - изменение облика, прорастание нового, незнакомого прежде человека в носителе старого имени. Этот мотив вплетен в бытовой рассказ о человеке, затосковавшем от собственной заурядности. Но, отказавшись от скромного обывательского лица, герой получает отвратительную личину состарившегося «негодяя». Обыкновенный человек - или, как принято называть его, маленький - в стихах Олейникова выступает в обличий карасей, тараканов, жуков, бабочек. Этот человек обречён. Ему, как и его далекому предшественнику из петербургских повестей Гоголя, не вырваться из тесного и жалкого круга своего существования. Что же это? Насмешка или гримаса сочувствия? И то и другое вместе, как это часто бывает у обэриутов. Насмешка над пошлостью жизни и боль от возрастания агрессивности злого в жизни, от неисчерпаемости пошлого. Юмор темнеет…»

Александров А.А., Эврика обэриутов / Ванна Архимеда: Сборник / Сост.: А.А. Александров, Л., «Художественная литература», 1991 г., с. 27.

 

 

Новости
Случайная цитата
  • Творческие «избранники духа» и простой народ по Ромену Роллану
    Товарищ «…вывел Кристофа за руку на вершину горы, где пребывала в спокойном безмолвии горсточка избранников - подлинно свободных французов.И не было на свете людей более свободных, чем они. Их спокойствие - это спокойствие птицы, парящей в неподвижном небе. На этих высотах воздух был так чист, так разрежен, что Кристоф едва мог дышать. Там были художники, утверждавшие безграничную свободу мечты, - яростные субъективисты, презиравшие, как Флобер, «тупых скотов, верящих в реальность предметов»; мы...