Гросс Георг

1893 год
-
1959 год

Германия

Немецкий живописец, график и карикатурист.

 

Настоящее имя – Георг Эренфрид / George Ehrenfried.

 

«Гросс был пророком, когда писал в книге 1925 года «Искус­ство в опасности», что авангардизм художника нового типа пси­хологически совпадает с новым типом предпринимателя, капиталиста-«новатора». Поскольку это предсказание ярко подтвердилось в последующей судьбе так называемого современного искус­ства, которое постепенно стало салонным искусством правящего слоя позднего буржуазного общества, стоит привести здесь подлинные слова Гросса: «Конечно, революции в области формы давно уже никому не страшны. Современный буржуа переваривает всё. У него есть только одно уязвимое место - его несгораемый шкаф. Молодой купец нынче совершенно не тот, каким он был во времена Густава Фрейтага. Холодный как лёд, ко всему безраз­личный, он вешает на стенах своего дома полотна наилевейшего направления... Его лозунг - быстро и решительно перестраивать­ся, не придерживаться вчерашнего дня. Автомобиль - последне­го, самого изысканного образца. Никаких фраз о своем призва­нии, о богатстве, которое обязывает; трезвый, деловой до тупости стяжатель, он по-настоящему понимает толк лишь в своем това­ре, а для всего остального, включая различные ответвления фи­лософии, этики, искусства, для всей культуры существуют специалисты, устанавливающие моду, которая ими впоследствии усваи­вается. «Революционерам формы» и «путешественникам в ничто» при этом нередко удается сорвать немалый куш, потому что они весьма сродни своим заказчикам; при всех внешних различиях у них такое же равнодушное и надменное восприятие жизни».

В молодые годы, ещё до первой мировой войны, Георг Гросс имел намерение создать трёхтомный графический опус под наз­ванием «Безобразие немцев». Идея безобразия, как протест про­тив ложной красоты, против прикрашенной морально-религиоз­ными фразами и эстетической традицией бесчеловечной жизни, особенно отвратительной в Германии Круппов и Гогенцоллернов, действительно завладела воображением Гросса. Война подняла его сатирический талант на большую высоту. Черты безобразия уже не распространяются в воображении Гросса на человека вообще, они получили теперь более ограниченный смысл и более точный адрес. Перед художником возникают страшные лица под­линных князей тьмы, в военных мундирах и в штатском, с орде­нами и без оных. Гросс делает своими образцами «тенденциоз­ных» живописцев прошлого – Хогарта, Гойю, Домье. С точки зрения стиля здесь ощущается влияние сатирических образов готики и Ренессанса. Гросс не прошёл мимо традиции Брейгеля, Босха, Гольбейна. И хотя внутренняя борьба современных тече­ний все еще его интересует, Гросс, по его собственным словам, не разделяет их безразличия и общественной жизни, ее трагиче­ским событиям».

Лидия Рейнгардт, Предисловие к книге: Георг Гросс, Мысли и творчество, М.,  «Прогресс», 1975 г., с. 3-4.

 

 

После прихода в Германии к власти фашистов, его работы изымались их музеев, а сам художник обвинялся в том, что изображает «…немецких солдат как идиотов, сексуальных дегенератов и пьяниц».
 

В 1932 году Георг Гросс был вынужден эмигрировать в США.

Новости
Случайная цитата
  • Спор о гении, описанный Денни Дидро
    После смерти Дени Дидро был издан его роман: Племянник Рамо / Le Neveu de Rameau.Роман написан в форме диалога собеседников, один из которых – философ (далее, в цитируемом тексте - Он), а другой -  талантливый, но неудавшийся и опустившийся композитор Жан-Франсуа Рамо.Учитывая, что многие высказывания Жан-Франсуа Рамо противоречили существующим  общественным нормам и взглядам, этот роман спровоцировал многочисленные обсуждения в Европе…Жан-Франсуа Рамо (далее - Он): «Нужны люди, а что до гениев...