Руми Джалал ад-Дин (Джалаледдин)

1207 год
-
1273 год

Персидский поэт-суфий.

После встречи с 60-летним дервишем Шамс ад-Дином Табризи испытал потрясение,  пробудившее в нём поэтический дар.

«... такие люди, как Д. Руми, могли рассчитывать, что на протяжении первой половины своей жизни они выполнят суфийский завет: усвоить все гуманитарные знания, существующие в доступном ему регионе. Только после этого начинались практики эзотерического характера. Например, Руми из профессоров местного университета подался в местные ассенизаторы по указанию шефа, а потом стал пьяницей и начал по пьянке орать стишки, которые за ним записывали, записывали, и из этого получилось «Маснави» и всё, что называется Джеллаладдин Руми - источник суфийской мудрости».

Калинаускас И.Н., Преображение. Путевые заметки. ИНКструкция для пользователей, СПб, «Питер», 2009 г., с. 122-123.

«По словам его сына Султан-Веледа, «он никогда, даже на мгновение, не переставал слушать музыку и танцевать; он не давал себе отдыха ни днём ни ночью. Он был учёным - стал поэтом. Был аскетом - опьянел от любви, не от лозы виноградной: просветленная душа пьет лишь напиток Света». К концу жизни Руми избирает в качестве наставника для своих учеников Хусам ад-дина Челеби. Главным образом благодаря Челеби, Руми создал свой главный труд - «Месневи» (Поэма о сути всего сущего – Прим. И.Л. Викентьева). До самой смерти, наступившей в 1273 г., Руми диктовал ему двустишья - иногда во время прогулок по улицам, а иной раз даже в собственной бане. Речь идёт о большой мистической эпопее, насчитывающей около 45 000 стихов, в которой тексты Корана и пророческие предания перемежаются апологиями, анекдотами, легендами, восточными и средиземноморскими фольклорными мотивами.

Руми основал братство маулавийя (Tariqab mawlawiya) - от прозвища, данного ему учениками и сподвижниками, - mainland, «благодетель» (турецкий вариант произношения - mevlana). Co временем братство стало известно на Востоке под названием «дервишей-волчков», так как во время ритуала sam танцоры вертелись волчком во всё ускоряющемся темпе - вокруг своей оси и по периметру помещения. «В музыкальных каденциях, - говорил Руми, - скрыта тайна; если бы я её открыл, она перевернула бы мир». Действительно, музыка пробуждает дух, заставляя его вспомнить о своём подлинном отечестве и напоминая ему о конечной цели. «Все мы причастны телу Адама, - пишет Руми, - и мы слушали эти мелодии в раю. Хотя вода и глина посеяли в нас сомнение, мы всё-таки что-то припоминаем».

Наряду со священной поэзией и музыкой экстатический танец существовал с самого раннего периода суфизма. По мнению некоторых суфиев, он воспроизводил танец ангелов. В tariqab (слово означает «путь мистического познания»), учреждённом Руми (но организованном, по сути, его сыном, Султан-Веледом), танец одновременно имеет и космический, и богословский характер. Дервиши носят белое (как саван) одеяние и поверх него чёрный плащ (символ могилы), на голове у них высокий войлочный колпак (образ надгробия). Шейх представляет собой посредника между Небом и Землей. Музыканты играют на тростниковой флейте (най), бьют в барабаны и цимбалы. Помещение, где кружатся в танце дервиши, символизирует космос, «планеты вращаются вокруг солнца и вокруг своей оси. Барабаны служат напоминанием о трубах Судного Дня. Круг танцующих разделен на два полукружья, одно из них представляет арку нисхождений, или инволюцию душ в материю, а другое - арку восхождений душ к Богу». В тот момент, когда ритм ускоряется до предела, в танец вступает шейх и, символизируя солнце, начинает вращаться в самом центре. «Это высший момент совершившегося слияния». Остается добавить, что танцы дервишей крайне редко приводят к психопатическим трансам, да и то лишь в некоторых отдаленных местностях.

Роль Руми в обновлении ислама велика. Его творения читались, переводились и комментировались во всём мусульманском мире. Столь исключительная популярность в который раз говорит о том, что художественное творчество, и поэзия в особенности, придают ещё большую глубину религиозной жизни. Подобно другим великим мистикам, Руми непрестанно превозносит божественную любовь, причем с особым пылом и с несравненной поэтической силой. «Без Любви мир лишился бы души» («Месневи», V, 3844). Его мистическая поэзия изобилует символами, заимствованными из области танца и музыки. Его богословие, несмотря на некоторое влияние неоплатонизма, несёт в себе и чисто личные, и традиционные, и новаторские элементы, представляя собой в целом довольно сложную систему. Руми подчёркивает необходимость прикасаться к небытию, дабы иметь возможность становления и бытия; при этом он неоднократно ссылается на аль-Халладжа.

Человеческое существование совершается по воле и замыслу Творца. Богом на человека возложена миссия стать посредником между Ним и миром. Не просто так человек прошел путь «от семени к разуму» («Месневи», III, I975). «Как только ты начинаешь существование, перед тобой ставится лестница, чтобы у тебя была возможность совершить побег». В действительности человек сначала был минералом, затем растением, затем животным. «Затем тебя сделали человеком, наделенным сознанием, разумом, верой». В конечном итоге человек станет ангелом и обретет обитель в небесах. Но это ещё не заключительная стадия. «Преодолей и ангельский удел, влейся в этот океан (Божественного Единства), чтобы твоя капля воды смогла стать морем». В  знаменитом отрывке из «Месневи» (II, 1157 и ел.) Руми даёт объяснение изначальной богоподобной природе человека, созданного по Божьему образу и подобию: «Образ мой зиждется в сердце Царя: сердце Царя станет больным без образа моего [...] Свет многих Разумов исходит из моего помысла; небо было создано из моего первозданного существа [...]Я владею царством Духа [...] Я не единосущен Царю [...] Но в его явлении я обретаю от Него свет».

Мирча Элиаде, История веры и религиозных идей: от Магомета до Реформации, М., «Академический проект», 2009 г., с. 181-185.

Новости
Случайная цитата
  • Интерпретация рассказа В.М. Шукшина «Срезал»
    «В своём творчестве Шукшин исследует вопрос: если человек в зрелые годы понимает про себя, что необразован и неразвит - как ему быть? Можно, конечно, озлобиться, мстить, агрессивно вымещая комплекс неполноценности - как, например, Глеб Капустин, герой известного рассказа «Срезал». Этот мужик злого и крутого нрава стал лидером деревни благодаря своей изощрённой неприязни к образованным. Чета кандидатов наук оказалась в гостях у односельчанина, на свою беду собрала гостей, попав тем самым в радиу...