Гиппиус Зинаида Николаевна

1869 год
-
1945 год

Россия (СССР)

Русский поэт, прозаик. Критические произведения публиковала под мужскими псевдонимами Антон Крайний и т.п. Происходит из семьи обрусевшего немца-юриста. Жена Д.С. Мережковского.

Стихи Зинаида начала писать с 7 лет.


Став взрослой, Зинаида Гиппиус «... владела целым арсеналом разнообразных методов массового и индивидуального «поражения». […] Георгий Адамович, известный критик и поэт, отзывался о ней так: «Есть люди, которые как будто выделаны машиной, на заводе, выпущены на свет Божий целыми однородными сериями. И есть другие, как бы «ручной работы», - и такой была Гиппиус. Но помимо её исключительного своеобразия я, не колеблясь, скажу, что это была самая замечательная женщина, которую пришлось мне на моём веку знать». Зинаида Николаевна Гиппиус была необычайно одарённой женщиной. Оригинальный драматург и писатель, талантливый поэт, остроумный и язвительный критик, блестящий мемуарист и, главное, - яркая, ни на кого не похожая Личность. Именно так, с большой буквы.

Ещё в юности цыганка предрекла ей раннюю смерть от чахотки. Может быть поэтому, став взрослой, Зинаида Николаевна старалась жить так, словно каждый день был в её жизни последним. Ей нравилось играть на публику. Она любила появляться в экстравагантных нарядах. То облачится в мужской костюм, то вырядится в белый балахон, напоминающим саван, с «настоящими» ангельскими крыльями за спиной. То по нескольку лет подряд будет носить исключительно белую одежду, то вдруг - появится во всём розовом...

«Встречаясь с новым человеком, - делилась воспоминаниями её современница, - Зинаида мгновенно его околдовывала, по-змеиному гипнотизировала, подчиняла себе: стихами ли, пророчествами, беглой улыбкой...» Если человек ей нравился, в ход шли одни методы воздействия, если не нравился - другие.

Валерий Брюсов с ужасом вспоминал о своем первом визите к Гиппиус. Он явился к ней, согласно предварительной договоренности, ровно в 12 часов. И первое, что он увидел, войдя в дом - совершенно нагую Зинаиду Николаевну. «Разумеется, - оправдывался Брюсов, - я постучался, получил «войдите», но зеркало так поставлено в углу, что в нём отражается вся спальня...» - «Ах, мы не одеты, но садитесь!» - говорит, улыбаясь, Зиночка. И, немного повертевшись у зеркала и потрепав волосы, снова поворачивается к не знающему куда деть глаза гостю: «Я причесываться не буду. Вы не рассердитесь?»

Подобные провокации она устраивала многим. Скандально-прозрачные платья, дурманящее облако сладко-терпких духов, томные взгляды из под приспущенных ресниц, дразнящие позы, облизывание губ, фривольный разговор, поглаживание рук, быстрые и страстные поцелуи - украдкой от мужа и гостей... Логично предположить, что дальше следовал банальный адюльтер. Это была бы верная мысль, если бы речь шла о какой-нибудь другой женщине, а не Гиппиус. С нею дальше поцелуев дело никогда не заходило. И не потому, что она очень любила своего мужа, Дмитрия Мережковского. А потому, что была очень умной, вернее, слишком умной женщиной. «Поцелуй - это отношения равных, а секс - это уже чье-то унижение», - приблизительно так звучал любовный кодекс Зинаиды Николаевны.

Под её напором терялись и сдавались на милость победителя многие молодые поэты, писатели, философы. Утолив жажду любви любовной игрой, она их скоро отпускала. При этом каждый пленник обязан был за своё освобождение уплатить дань: оставить золотое колечко - на память о короткой, но страстной любви. Потом из этих многочисленных «памятников любви», нанизав их на обычную шерстяную нитку, Гиппиус сделает себе оригинальное ожерелье... […]

О Зинаиде Николаевне ходило много странных разговоров. Она действительно обладала какими-то и душевными и, главное, физическими свойствами, делавшими ее непохожей на своих современниц. Все поэты соглашались со строками Владимира Соловьёва, который написал о Гиппиус:

Я - молодая сатиресса,
Я - бес.
Я вся живу для интереса
Телес.
Таю под юбкою копыта
И хвост...
Посмотрит кто на них сердито - Прохвост!»

Казакевич А., Люди, как звёзды... : парадоксальные и малоизвестные факты из жизни знаменитых людей, Ростов-на-Дону, «Феникс», 2007 г., с. 202-206.

 

«Я тоже вижу сейчас, что в Гиппиус было многое что было и в Гертруде Стайн (в которой тоже несомненно, был гермафродитизм, но которая сумела освободиться и осуществиться гораздо более сильной степени): та же склонность ссориться с людьми и затем кое-как мириться с ними и только прощать другим людям их нормальную любовь, в душе всё нормальное чуть-чуть презирая и, конечно, вовсе не понимая нормальной любви. Та же черта закрывать глаза на реальность в человеке и под микроскоп класть свои о нём домыслы или игнорировать плохие книги  расположенного к ней (и к Д. С. Мережковскому) человека».

Берберова Н. Н., Курсив мой, в Сб.: Серебряный век. Мемуары, М., «Известия», 1990 г., с. 516-517.

 

«… шли целых 52 года рука об руку, не расставаясь ни на один день, ни на одну ночь. Дмитрий Сергеевич Мережковский и Зинаида Николаевна Гиппиус, два эльфа, случайно оказавшиеся в мире людей. Они были непохожи на других и созданы друг для друга. И не перст ли Провидения, что они друг друга нашли? Да, конечно, они оба ели и пили, ходили в театры, держали салон, тусовались на художественно-философских журфиксах, а Зинаида Николаевна ещё и умела одеться к лицу и следила за платьем Мережковского (он вообще от этих бытовых проблем абстрагировался). Но при этом они существовали в виртуальном пространстве высоких материй. Они задолго до срока создали свой Интернет, Паутину Разума, причём без всяких проводов, компов и модемов. Загадка этой четы, в жизни которой до 1917 года никаких приключений не было, именно в том, что они были продвинутыми user'ами этого космического Бытия, не слишком схожего с земной жизнью. При этом они проводили в Сети больше времени, чем снаружи. У них не было детей, и никому не приходило в голову этому удивиться. Могут ли размножаться ангелы? Кстати, их абсолютная, пугающая, отталкивающая робких друзей свобода идет оттуда же, из личного Рунета. Они не умели бояться, на них не действовали внешние раздражители: боль, страх, угроза, смерть. Их анализ был беспощаден: ни мифов, ни увлечений, ни комплексов. Двое зрячих в стране слепых и глухих... конечно, они остались одни. В жизни, в истории, в литературе, в потомстве. Их имена при советской власти было запрещено цитировать, они были в склепе 70 лет: стихи, проза, эссе, мемуары. Упоминать их было опасно: это означало отлучение от литературоведения, истории, журналистики. Они дожили до наших дней, как Тутанхамон и Нефертити: ужасная и пленительная загадка в золотом сиянии драгоценных гробов. Поступим, как Лара Крофт, расхитительница гробниц: нарушим покой пирамиды молчания и разбудим спящих».

Новодворская В.И., Поэты и цари, М., «Аст», 2009 г., с. 113-114.


С 1905 года З.Н. Гиппиус, Д.С. Мережковский и Д.В. Философов сформировали, как они его сами называли,  «троебратство», существование которого продлилось 15 лет…


З.Н. Гиппиус ненавидела большевиков и с 1920 года жила в эмиграции в Париже.

 

Современная гипотеза о заболевании З.Н. Гиппиус по А.В Шувалову.

Новости
Случайная цитата
  • Новое решение образа Отелло – воспоминание В.С. Розова
    «Мне посчастливилось видеть великого английского актера Лоуренса Оливье в роли Отелло. Я знаю, всякий великий актёр, когда он берёт ту или иную роль мирового классического репертуара, делает это не просто для того, чтобы сыграть эту роль, а чтобы сказать что–то новое. Меня интересовало – что же может сказать Оливье в этой, уже почти четыреста лет не сходящей со сцены трагедии? Я видел разных Отелло, о многих читал в книгах, кумиром моим в этой роли был А. А. Остужев. Отелло душит Дездемону. Убив...