Дойль Артур Конан

1859 год
-
1930 год

Великобритания

Английский врач и писатель.

«В шесть лет Артур написал свою первую книгу, снабдив её собственноручно выполненными иллюстрациями. Взрослый Конан Дойл рассказал о ней в маленьком эссе «Ювеналии», написанном в 1897 году для сборника (под редакцией Джерома К. Джерома), в котором разные писатели вспоминали о своих первых литературных опытах. В книге были два действующих лица: путешественник и тигр. Тигр, следуя своей натуре, проглотил путешественника, чем поставил автора в чрезвычайно затруднительное положение: он не знал, как ему закончить историю. В шесть лет, казалось бы, ничего не стоит вернуть героя обратно, но Артур, будучи, по его собственному утверждению, не романтиком, а реалистом, так поступить не мог. «Очень просто помещать людей в затруднительные положения, но гораздо трудней их из этих положений выпутывать» - эту истину, осознанную в очень юном возрасте, Дойл вспоминал в своей литературной жизни нередко».

Чертанов М., Конан Дойл, М., «Молодая гвардия», 2008 г., с. 20-21.

 

В юности Артур учился в школе иезуитов: «Телесные наказания были суровыми, а я могу утверждать это со знанием дела, поскольку, думаю, не многим мальчикам в моё время, если таковые вообще были, пришлось вытерпеть больше. Наказания эти были весьма необычными, вывезенными, мне кажется, тоже из Голландии. Орудием наказания служил кусок резины, размером и формой напоминающий толстую подошву. Называлось оно «толкушка» - почему, никто не объяснял, если только тут не было латинского каламбура на тему того, что нам предстояло вынести. Одного целенаправленного удара этим орудием было достаточно, чтобы кисть руки распухла и покраснела. И если я скажу, что обыкновенным наказанием для старших мальчиков служили девять ударов по каждой руке, притом что девять по одной руке были самой малой порцией, станет понятно, что это было тяжелейшим испытанием и что наказанный не мог потом, как правило, повернуть дверную ручку, чтобы выйти из комнаты, где его наказывали. Получить дважды по девять, да ещё в холодный день, было пределом человеческих сил. Думаю, однако, что в конечном счёте это пошло нам на пользу, поскольку для многих из нас было делом чести не показать виду, что тебе больно, и послужило хорошей подготовкой к нелёгкой жизни».

Артур Конан Дойл, Жизнь, полная приключений, М., «ПРОЗАиК», 2018 г., с. 20.



Его наиболее известные произведения связаны с его героем – частным  сыщиком Шерлоком Холмсом. В своих детективных рассказах он развил ряд идей, заложеных Эдгаром По.

Одним из прообразов знаменитого сыщика послужил профессор медицины Джозеф Белл / Joseph Bell, у которого учился врач А. К. Дойль. Наблюдая больных, профессор логически восстанавливал многие подробности жизни и болезни очередного пациента…

«За моделью для своего сыщика не нужно было ходить слишком далеко: стоило вспомнить Эдинбург и тощую фигуру с длинными, ловкими, очень, чистыми руками и насмешливым взглядом, фигуру человека, чья проницательность должна была так же поразить читателей, как в своё время она изумляла его пациентов.
Да, но и сам Джо Белл подчас заблуждался, а сможет ли он, его ученик, так настроить свой мозг, чтобы воспроизвести ход его мыслей? Но это ещё не всё. Что толку в том, чтобы объявить кого-либо сапожником или пробочником, страдающим астмой, если это не есть результат сыскного дела? Его сыщик должен быть человеком, превратившим розыск преступника в точную науку. Точная наука! Исследуя мелочи, следы ног, грязь, пыль, используя знания из химии, анатомии, геологии, он должен уметь восстанавливать сцену убийства так, будто сам там присутствовал, изредка при этом сообщая обрывочную информацию остолбеневшим слушателям. Увы, никакой научной системы в криминалистике не было.
В 1864 году Ломброзо опубликовал работу о типах преступников;  Альфонс Бертийон, из парижской полиции, фотографировал преступников и пытался опознавать их довольно неуклюжим методом, называемым антропометрией. Однако никакой настоящей научной системы, которой он мог бы воспользоваться, сформулировано - во всяком случае, в печати - не было. Ну что ж! Видно, врачу из Саутси следует самому поставить себя на место сыщика и просто изобрести нужную систему. (Следует помнить, что единственный основательный учебник криминалистики Ганса Гросса «Уголовное расследование», который лёг в основу современной полицейской системы, появился лишь в 1891 году.
Две повести о Холмсе к тому времени уже вышли, и, как это ни удивительно, в некоторых конкретных случаях Холмс предвосхищает Гросса. Вот один из примеров. Читатели второй повести, конечно, помнят упоминание «монографии об отпечатках следов с некоторыми замечаниями касательно использования гипса для сохранения отпечатков». Гросс же, перечислив и отвергнув шесть наиболее распространенных в настоящее время способов сохранения отпечатков, заявляет, что открыл лишь один пригодный: гипс.
В наше уже время доктор Эдмон Локар, глава следственных лабораторий Лиона, настаивает: «Я убеждён, что полицейский эксперт или следователь не напрасно потратит время, читая рассказы Дойла... Если в полицейских лабораториях мы сейчас интересуемся какими-то необычными подходами к проблеме пыли, то это потому, что мы восприняли идеи, которые нашли у Гросса и Конан Дойла»)».

Джон Карр, Хескет Пирсон и др., Артур Конан Дойл. Жизнь и творчество,  М., «Эксмо»; СПб, «Terra Fantastica»,

 

«Артур вёл в клинике эдинбургской Королевской больницы, где практиковал Белл и куда приводили студентов-медиков смотреть и учиться, картотеку амбулаторных больных, записывал истории болезней, а главное - присутствовал при «сеансах дедукции» значительно чаще, чем какой- либо другой студент. Всё это не только пригодилось ему в литературе (чего он тогда и предположить не мог), но и дало кой-какой навык работы помощником врача - а вот это понадобится уже скоро».

Чертанов М., Конан Дойл, М., «Молодая гвардия», 2008 г., с. 54.

 

Артур Конан Дойль стал активным спиритом, после смерти сына, скончавшегося от последствия ранений, полученных в битве при Сомме…

 

Общая схема детективных рассказов о Шерлоке Холмсе по В.Б. Шкловскому.

Новости
Случайная цитата
  • Отсутствие передачи / наследования инновации у животных по Ж.И. Резниковой
    «Социальное обучение играет важную роль в системе поведенческих адаптации многих видов животных, обеспечивая оперативную приспособляемость видотипических стереотипов поведения к меняющимся условиям среды. За исключением редких в природе случаев целенаправленного инструктирования и ещё более редких ситуаций целенаправленной передачи информации, в основе социального обучения лежит «публичная информация», основанная на готовности животных использовать поведенческие модели, выполняемые сородичами, к...