Кавендиш Генри

1731 год
-
1810 год

Великобритания

Английский физик и химик.

Учился в Кембридже. До 40 лет в одиночку занимался научными исследованиями, после чего – уже сформировавшимся исследователем –  в 1773 году получил наследство от дяди в размере 300 000 фунтов стерлингов, часть которого потратил на закупку приборов для проведения научных экспериментов.

«Будучи вторым сыном лорда Чарлза Кавендиша, герцога Девонширского, Генри Кавендиш по английским законам не мог унаследовать состояния своего отца. Только в 1773 году он получил по завещанию своего дяди 300 000 фунтов стерлингов (около 3 миллионов рублей золотом). После смерти Кавендиш оставил состояние около 1 200 000 фунтов стерлингов. Один из биографов Кавендиша (французский физик Ж. Б. Био) назвал его самым учёным среди богачей и самым богатым среди учёных. В то же время Кавендиш вёл очень скромный и уединенный образ жизни, проявляя полное равнодушие к славе. Библиотека Кавендиша помещалась в особом здании и была доступна для всех. Когда самому Кавендишу была нужна какая-либо книга, он брал её из библиотеки под расписку».

Биографии великих химиков / Под ред. Карла Хайнинга, М., «Мир», 1981 г., с.82.

 

Генри Кавендиш вёл сверх-замкнутый образ жизни. Десятилетиями, каждый день, включая и воскресенья,  посвящал исследованиям. Со своей прислугой общался через звонки и записки. К дому он приказал пристроить наружную лестницу и велел слугам пользоваться только ею. Тех же из них, кто осмеливался воспользоваться внутренней, он просто увольнял. Раз в году, в один и тот же день и час, к нему приходил портной. Молча снимал мерку и исчезал.

Генри Кавендиш избегал всякого общения с женщинами.

Ни одного портрета учёного не сохранилось.

 

Новости
Случайная цитата
  • Руcская педагогика и порка учеников до Петра I по П.Ф. Каптереву
    «Отцы Собора 1667 года заметили, что «во священство поставляются сельские невежды, иже инии ниже скоты пасти умеют, кольми паче людей». Поэтому учение состояло собственно в заучивании наизусть, в бесконечном повторении «задов». Выучиться читать, не выучив буквально назубок азбуки, было невозможно. Псалтирь часто также выучивалась наизусть, а некоторые знали наизусть и другие книги Ветхого Завета. […] Таким образом, картина древнего русского обучения получается такая: чрезвычайно трудные и невраз...