Гильберт Уильям

1544 год
-
1603 год

Великобритания

Придворный врач королевы Елизаветы I и короля Якова I.

 

Уильям Гильберт наиболее известен тем, что в 1600 году издал сочинение: О магните, магнитных телах и большом магните – Земле / De magnete, magneticisque corporibus, et magno magnete tellure, где описал результаты своих 18-летних (!) исследований электрических и магнитных явлений.

 

В частности, он установил, что любой магнит имеет два полюса, при этом одноименные полюсы отталкиваются, а разноименные притягиваются…

 

«Большинство писавших о магнитах авторов, которых цитирует Гилберт (не всегда, но часто насмешливо), считали магнитные силы оккультными. Первая глава Гилберта практически является библиографией трудов по естественной магии. Метод Гилберта не слишком отличался от того, что использовал Порта, многие его опыты были такими же, как у более ранних писателей. А ещё он, как подобает врачу, интересовался медицинскими действиями магнетита. Он был более изобретателен, более глубок, более любопытен и умел лучше оценивать результаты опытов. Поэтому, хотя его цели и не слишком отличались от целей предыдущих авторов, его выводы намного важнее. Гилберт интересовался более масштабными проблемами, чем просто поведение объектов, оказавшихся в поле действия силы притяжения, хотя и это поведение он исследовал, но значительно глубже. Его первый вывод: сама Земля есть магнит. Следовательно, магнетиты - это железная руда, намагниченная нахождением в правильной ориентации к магнитным полюсам Земли. А когда железные бруски, обрабатываемые кузнецами, получаются магнитными, это потому, что они находились на линии север-юг и, как природная железная руда, были под влиянием магнитных полюсов Земли. Стрелка компаса указывает на север, потому что её притягивает земной полюс, а вовсе не небесный, как считали ранние авторы. Отсюда следует, что Гилберт верил в следующее: «отклонение стрелки компаса от истинного севера вызвано неровностями выступающих частей Земли», что является вполне рационалистическим объяснением. Исследуя явление притяжения, Гилберт впервые указал на различие между магнетизмом - притяжением магнетита к железу, и электричеством - притяжением после растирания твёрдого полупрозрачного предмета - янтаря, гагата, некоторых драгоценных камней, стекла и т. д. - мелких лёгких тел.

Гилберт изобрёл первый электроскоп (он назвал его версориум). Это уравновешенная металлическая игла, которая помогала в его исследовании электризации и попытках установить, какие изменения в физическом состоянии тел (вроде тех, что вызваны нагреванием или охлаждением) происходят при появлении силы притяжения. Даже в очень кратком исследовании электричества Гилберт проявил удивительную глубину экспериментаторской мысли, что не может не удивлять.

А в тех разделах, которые касаются магнитной природы Земли, природы магнетита, методов увеличения силы притяжения и т. д., Гилберт описал целый ряд интереснейших экспериментов. Во многих из них использовалась его любимая террела - сферический магнетит, который, по его убеждению, вёл себя как Земля в миниатюре. […]

 

… как позднее сказал Фрэнсис Бэкон, Гилберт «сделал философию из магнетита», пытаясь объяснить тяжесть земным магнетизмом, действующим на все тела, возможно даже на Луну. Гилберт обсудил целый ряд вопросов, лежащих на границе между естественной магией и схоластической философией: возможность существования межпланетного вакуума, состав небесных тел, действие приливов и отливов (их автор снова отнёс к магнетизму), а также разные «метеорологические» (атмосферные) явления - ветер, радуга и др.».

Мари Холл, Наука Ренессанса. Триумфальные открытия и достижения естествознания времён Парацельса и Галилея 1450 – 1630, М., «Центрполиграф», 2014 г., с.  196 и 200.

 

Именно Уильям  Гильберт впервые ввёл в науку термин «электричество», опираясь на греческое слово «elektron», обозначавшее «янтарь». 

Новости
Случайная цитата
  • Дух противоречия старообрядца Аввакума по оценке А.Ф. Замалеева
    «Как-то Чаадаев заметил: «Нет ничего важнее первых испытанных нами впечатлений».Это особенно верно по отношению к Аввакуму. Ещё в детстве его поразила смерть. Даже много лет спустя он почти физически ощущал охвативший его тогда ужас: «... и в той нощи воставше, пред образом плакався довольно о душе своей, поминая смерть, яко и мне умереть».С тех пор Аввакум воспринимал жизнь под знаком смерти, и ничто для него не обладало истинной реальностью, кроме самой смерти. Всё мирское отошло на второй пла...