Путилов Николай Иванович

1820 год
-
1880 год

Россия (СССР)

Русский офицер (по образовнию) и предприниматель по роду деятельности.


«Осиротев в раннем возрасте, Коля Путилов был принят на казённый счёт в элитную морскую роту Александровского кадетского корпуса в Санкт-Петербурге (нынешнее Нахимовское училище).

Затем была учёба в Морском корпусе, где Путилову засветила научная карьера - не на шутку увлёкшись математикой, молодой мичман обнаружил некую ошибку в работах знаменитого французского математика Коши.

Опубликованная Путиловым научная статья, выводы которой поддержал другой знаменитый математик, на сей раз российский - профессор Остроградский, привлекла внимание шефа всего российского военно-морского флота - великого князя Константина. Сын Николая I  и сам в душе считал себя математиком, кроме того, ему было лестно, что французскую знаменитость поправил русский «морячок».

Поэтому во время Крымской войны, когда под ударом британского флота оказался Санкт-Петербург, Константин вызвал во дворец не кого-нибудь, а 38-летнего чиновника Морского министерства Николая Путилова. И предложил тому совершить невозможное - до конца навигации построить флотилию канонерок для защиты Кронштадта.

Поскольку денег в казне не было, великий князь выдал Путилову свои собственные 200 000 рублей. Нужно было в кратчайшие сроки наладить огромное производство практически на пустом месте, и Путилов явился как раз тем человеком, которому оказалось по плечу совершить невозможное. Получив чрезвычайные полномочия (никаких контрактов, никаких залогов, никакого контроля со стороны правительства - плюс оплата заказов «живыми» деньгами), он привлёк к работе частный капитал и частные предприятия, заранее оговорив с правительством цену - по 20 тыс. рублей за каждую паровую машину для канонерки. И ровно через четыре месяца, как и договорились сын царя и чиновник Путилов, в строй вступили 32 канонерки, а за последующие полгода - ещё 35 плюс 14 корветов.

Теперь столица была надёжно защищена с моря.

Поразительно не то, что Путилову удалось в кратчайшие сроки наладить производственные связи и создать, вероятно, первый в России военно-промышленный холдинг. Поразительно, что при наличии столь чрезвычайных полномочий человек, практически бесконтрольно распоряжавшийся огромными суммами «чёрного нала» (стоимость проекта оценивалась в более чем 2 млн. рублей серебром), не организовал скромный «откат» самому себе. В сложившихся условиях никто в тогдашней России не посмотрел бы косо на спасителя Отечества, построившего себе недурный домик в элитном столичном районе. А Путилов не только не разбогател на этой беспрецедентной акции, но и сэкономил казне более 80 тыс. рублей.

После такого успеха перед Путиловым открывалась теперь уже блестящая чиновничья или придворная карьера. Однако он снова всех удивил, уволившись с государевой службы и занявшись бизнесом.

Не имея за собой никакого капитала, кроме безупречной деловой репутации да связей в морском министерстве, где в каждом кабинете сидели его сокурсники, Путилов взял кредит и построил судоремонтный завод в Кронштадте и три металлургических завода в Финляндии (кто забыл - тогда она входила в состав Российской империи).

Затем он привлёк к работе уральского самородка - полковника Обухова, научившегося делать сталь не хуже той, что производил тогдашний монопольный поставщик орудий для российских броненосцев - немец Крупп. Под обуховское ноу-хау Путилов выбил из казны очередной двухмиллионный кредит и построил на него впоследствии знаменитый Обуховский сталелитейный и пушечный завод.

Но главным делом Путилова стал другой завод, выросший из купленного литейного предприятия «Аркадия» за Нарвской заставой - небольшого и к тому же обременённого долгами. Поначалу Путилов собирался развернуть на нём выпуск отечественных рельсов, которые были бы вдвое дешевле мальцевских и вчетверо - крупповских. По своему обыкновению автор идеи вынужден был пробивать её на самом верху и в результате получил огромный по тем временам госзаказ на 5 млн. рублей.

Став миллионером и промышленным магнатом, трудоголик Путилов не изменил своим правилам. Он ни разу не побывал в отпуске, не отдыхал за границей, не обзавёлся ни дачей под Санкт-Петербургом, ни именьицем.

Хотя, по утверждению современников, при желании смог бы купить весь Крым в придачу с Малороссией. Вместо этого Путилов делал своё дело - и деньги, которые тут же вкладывал в дело. Завод процветал, и в голове его владельца родился ещё один грандиозный план - построить в столице современный морской порт.

При том что город Петра  всегда считался северными морскими воротами в Россию, собственного порта у города до той поры не было. И везти товары на небольших судёнышках из Питера в Кронштадт порой оказывалось дороже, чем перевозить те же товары через океан. Замысел Путилова состоял в том, чтобы астраханская икра или сибирский лес, прибывшие по суше и рекам в Санкт-Петербург, там же и грузились бы на борт морских судов, развозивших русские товары по всему миру. Чтобы напрямую связать столицу с морем, нужно было вырыть глубоководный канал до Кронштадта, подтянуть к порту специальную железнодорожную ветку и построить причалы.

Составленный талантливым математиком и дипломированным морским инженером бизнес-план, превращавший Санкт-Петербург в триединый терминал - морской, речной и железнодорожный, требовал, как минимум, 40 млн. рублей инвестиций. Число - согласований и увязок в бюрократических инстанциях вообще не поддавалось учёту. Однако Путилов действовал, как и раньше, - грамотно, напористо и начиная с самого верху. И добился своего - государство обещало ему половину этой суммы в качестве первого взноса (2 млн. рублей на строительство железной дороги и 18 млн. рублей на строительство порта), а другую половину - «как только, так сразу».

Российский предприниматель, которого газеты называли «промышленным гением», поверил родной российской власти - на чём, естественно, и прогорел. Поскольку Путиловский завод был на подъёме, его хозяин для начала вложил в проект все свои средства.

Некоторое время всё шло как по маслу - спустя два года провели железнодорожную колею к порту и принялись за строительство морского канала. Но тут спохватились те, кто долгие годы наживался на малоэффективной транспортировке товаров из Санкт-Петербурга в Кронштадт, - владельцы невских пристаней и речного грузового флота.

Появление морского порта грозило им разорением, и они начали действовать...».

Гаков В., Жизнь удалась? Как жили, сколько и на чём зарабатывали, сколько и на что тратили «старые» русские, М., «Добрая книга», 2007 г., с. 66-69.

 

Характерно: в завещании Николай Иванович Путилов он просил похоронить себя на дамбе морского порта Санкт-Петербурга. 

 

На этом завещании император Александр II наложил резолюцию: «Если бы Путилов завещал похоронить себя в Петропавловском соборе, я и то согласился бы» (Петропавловский собор в Санкт-Петербурге - усыпальница императоров России).

В 1907 года прах Н.И. Путилова и его жены был перезахоронен в заводской церкви Путиловского завода...

Новости
Случайная цитата
  • Необходимость творческого отбора и отсева творчески несостоятельных студентов по А.Д. Дикому
    «… из тех же учебных заведений выходит каждый год немалый процент людей, творчески несостоятельных, подчас прямо со школьной скамьи переходящих в «пассив» театра. Ни для кого не секрет, что дипломов у нас сегодня больше, чем талантов. Задача заключается в том, чтобы свести к минимуму случайности и ошибки в определении профессиональных качеств будущих актёров. А такие ошибки в наших вузах не редкость, и начинаются они с набора. У нас существуют железные, редко пересматриваемые контрольные цифры...