Кортасар Хулио 

1914 год
-
1984 год

Аргентина

Аргентинский педагог по образованию и писатель по роду деятельности.

В своих произведения совмещал элементы реальности и фантастики.

Родился в Брюсселе в семье работника аргентинского торгового представителя.

Позже он жил на родине и воспитывался матерью (отец их бросил).

 

В детстве «... читал он много и быстро, и когда ходил уже в пятый класс средней школы, то всегда болезненно реагировал, если его прерывали и велели закрыть книгу, потому что надо было идти принимать душ, или убирать свою комнату, или начинался урок музыки; необходимость оставлять д'Артаньяна, Атоса и Арамиса и обращаться к обязанностям, исполнение которых требовала реальная жизнь, платить оброк - всегда вызывала у него неприятие.

Он поглощал и то, что было далеко за пределами книжных полок его дома, расширив таким образом границы домашнего чтения и впитывая прочитанное; возможно, это объясняет нам, каким образом сформировались некоторые черты характера юного Хулио Флоренсио, который, будучи уже взрослым человеком, признавался в том, что принадлежит к сентиментальным людям и не может удержаться от слёз во время просмотра фильма с трогательными сценами, считая это следствием влияния, оказанного на него книгами, прочитанными в детстве, среди которых немалую часть составляла слезоточивая литература: «Наша семья не отличалась тонким вкусом, как, впрочем, все аргентинские мелкобуржуазные семьи. Моя мать включала в свой круг чтения огромное количество книг, которые следовало назвать безвкусными, и я читал их, как и все мы» 

В возрасте девяти лет он написал также свой первый роман. Роман слезливый и романтический, по его словам. И свои первые рассказы, тоже весьма банального свойства и сентиментального содержания. Стихи, рассказы и роман - всё было наполнено прекрасными чувствами, ужасными трагедиями, всё утопало в море слез и манихействе в стиле девятнадцатого века. […]

Директор школы говорит моей матери, что я слишком много читаю и что чтение надо дозировать; в тот день я начинаю понимать, что в мире полно идиотов. В двенадцать лет я задумываю поэму, которая должна была скромно включать в себя всю историю человечества, и пишу двадцать страниц, относящихся к пещерному периоду; кажется, очередной приступ плеврита прерывает это гениальное предприятие, оставшееся в семейных архивах незаконченным». 

Мигель Эрраес, Хулио Кортасар. Другая сторона вещей, СПб, «Азбука-классика», 2005 г., с. 29 и 33.

 

Из Аргентины Хулио Котасар эмигрировал в 1951 году, спасаясь от диктатуры генерала Хуана Доминго Перона.

 

С 1951 года Хулио Кортасар преимущественно жил в Париже, где работал переводчиком при ЮНЕСКО и периодически приезжал в Аргентину.

 

В 1963 году Хулио Кортасар выпускает роман Игра в классики / Rayuela, где читатель мог выбрать линию развития сюжета и который был расценен критикой как «первый великий латиноамериканский роман».

«Роман «Игра в классики», с его вариативной структурой, поворотами и контрапунктами, текстовыми разломами, произвольной непоследовательностью, противопоставлением различных миров, с его отрицанием бесспорности причинно-следственных связей, завершил разрушение композиционной модели романа применительно к традиционным формам. Сам Кортасар квалифицировал его как «антироман». Однако писатель очень скоро отказался от этого определения и предпочёл ему термин «контрроман», по причинам, которые становятся ясными из следующих его слов: «Не думаю, что эта книга является «антироманом». У этого термина негативный смысл. Это означало бы порочную попытку разрушить роман как жанр, если иметь в виду именно «антироман». Но это не так, напротив, это попытка найти новые формы, новые возможности романа. Я думаю, что форма романа - одна из наиболее плодовитых, и даже в наше время она имеет огромный жизненный потенциал».

Мигель Эрраес, Хулио Кортасар. Другая сторона вещей, СПб, «Азбука-классика», 2005 г., с.179.

 

«Книга Мануэля», последний роман Хулио Кортасара, смело может быть поставлен в один ряд с наиболее показательными «синтетическими» художественными произведениями искусства XX столетия. Текст книги, на первый взгляд, достаточно хаотично (но на самом деле в соответствии с чёткой внутренней схемой-представлением) «собран» автором из фрагментов, относящихся к абсолютно различным литературным и окололитературным («канцелярским») жанрам; многоуровневая вербальная игра, предлагаемая автором, включает в себя обязательные «сенсорные» аналогии из мира кино, музыки; в меньшей степени - из области театра и живописи; в какой-то неуловимый момент «лоскутное одеяло» будто бы случайных, непонятным образом чередующихся фрагментов превращается в совершенно гармоничный симбиоз звуков, кадров, голосов, движений, и далее эффект присутствия (соучастия) читателя в романе оказывается очень сильным».

Петров М.А., Симультанность в искусстве. Культурные смыслы и парадоксы, М., «Индрик», 2010 г., с. 190.

 

Писатель скончался в Париже похоронен на кладбище Монпарнас.

 

На Хулио Кортасара повлияло творчество Жюля Верна, а также Хорхе Луиса Борхеса.

 

Новости
Случайная цитата
  • Русские нигилисты и мещане по Максиму Горькому [продолжение]
    Начало » Раздвоение психики интеллигента началось во дни его ранней юности, с того момента, когда он был поставлен в необходимость принять как руководящую теорию социализм. Сознание организует далеко не всю массу личного опыта, и редкие люди могут победоносно противопоставить результаты своих личных впечатлений бытия той крепкой социальной закваске, которая унаследована ими от предков. Устойчива и продуктивна в творчестве лишь та психика, в которой сознание необходимости гармонично сливается с в...