Лавджой Артур

1873 год
-
1962 год

США

Американский философ и историк идей.

«... «история идей» был ярлыком, выбранным в 1920-х и 1930-е американским философом, трасформированным им самим в историка, Артура Лавджоем, для того чтобы обозначить его собственный идиосинкразический подход к жизни прошлого;  подход, который состоял, по существу, из изоляции универсальных «всеобщих идей» (unit-ideas), из которых, как он утверждал, составлены более сложные доктрины и теории. Благодаря его многочисленным ученикам и основанному им в 1940 «Журналу истории идей» (Journal of the History of Ideas), подход Лавджоя доминировал в американских университетах в течение, по крайней мере, поколения, ведя к компиляции вполне полных, но, по существу, бесплодных списков обнаруживаемых историками неких «всеобщих идей». Собственная деятельность Лавджоя была, как это часто случается, лучше, чем его проповедничество или чем подражательная деятельность его учеников. Его наиболее известная работа, «Великая цепь Бытия» (1936) остаётся чрезвычайно внушительным tour de force. Хотя его влияние сильно упало в последние десятилетия (но журнал, который он основал, стал менее механистическим и сектантским в своём подходе), термин «история идей», по крайней мере в Соединенных Штатах, всё ещё достаточно часто идентифицируется с его деятельностью, что вызывает неверное понимание этого термина».

Бумагина Е.Л., Бархоткин В.А., Что такое интеллектуальная история?, в Сб.: Тенденции. Философские проблемы социально-гуманитарного знания / Под ред. В.Е. Кашаева, М., «Канон+»; «реабилитация», 2009 г., с. 102.

 

Новости
Случайная цитата
  • Эффекты бюрократизации научной деятельности в СССР по Н.В. Тимофееву-Ресовскому
    Н.В. Тимофеев-Ресовский, много лет проработав в европейских лабораториях (главным образом - в Германии) мог сравнивать постановку научной работы там и в СССР:О научных лаборантах:«Первые три года моей заграничной жизни прошли в Берлине, до переезда в новое помещение института в Бухе. Было довольно тесно, но было три комнаты. Но, с другой стороны, было достаточно просторно, потому что не было практически лаборанток, этой чумы советских наук. Потому что каждый дурак, кончивший университет или вуз...