Ильюшин Сергей Владимирович

1894 год
-
1977 год

Россия (СССР)

Русский авиаконструктор, создатель школы в самолётостроении.

В 1910 году в Санкт-Петербурге, работая чернорабочим, Сергей Ильюшин впервые увидел полёты аэропланов.

«В разгар войны, в 1916 году, официально разрешили зачислять в лётные школы представителей низшего сословия. Для этого на Комендантском аэродроме организовали школу лётчиков Всероссийского императорского аэроклуба. Впрочем, не так-то много солдат приняли в эту школу - из аэродромной команды взяли только двух: моториста Ильюшина и браковщика Климова. Похоже, руководство отбирало для неба самых способных и попало, как говорится, не пальцем в небо: один станет генеральным конструктором самолётов, другой, Владимир Яковлевич Климов, генеральным конструктором моторов».

Чуев Ф.И., Ильюшин, М., «Молодая гвардия», 2010 г., с. 19.


В 1926 году С.В. Ильюшин закончил Военно-воздушную инженерную академию им. Н.Е. Жуковского. За время обучения в академии он построил три планёра.

«В 1923 году Ильюшин вместе с кружковцами построил свой первый планер. […] полёты показали, что центровка недостаточна. «Первый его планер нас очень рассмешил, - вспоминал К. К. Арцеулов. - Из-за неправильной центровки пришлось впереди на шесте укрепить кувалду, и в таком виде он летал». Куда ни кинься, трудно на Руси обойтись без кувалды. Первый блин комом. Сколько неудачников на этом и заканчивали свою карьеру. Кто бы осмелился в 1923 году, глядя на уродливую конструкцию, сказать, что её автор - будущий гений и созданные им самолёты, помимо всего прочего, будут отличаться изяществом формы!»

Чуев Ф.И., Ильюшин, М., «Молодая гвардия», 2010 г., с. 32-33.

 

В 1931 году С.В. Ильюшин организовал и возглавил Конструкторское бюро ЦАГИ.

С.В. Ильюшин не принимал доктрину генерала Дуэ о решающей роли авиации в грядущей войне. Он считал, что войну может выиграть только пехота, а авиация должна ей помочь и предложил концепцию летающего танка – штурмовика, у которого все жизненные части забронированы. И в 1939 году авиаконструктор создал штурмовик Ил-2, положивший начало новому классу авиации.

В СССР с 1940 года новым самолётам стали присваивать имена их конструкторов.

 

«В годы войны выпустили 41129 штурмовиков Ильюшина. Это самая высокая цифра не только в советских ВВС, но и рекорд в истории мировой авиации. И Ил-2, и Ил-10 были весьма технологичны в производстве. Трудовые затраты на один самолёт - 4200 часов, что значительно меньше, чем для других самолётов. Это и позволяло выпускать штурмовики по нескольку тысяч в год».

Чуев Ф.И., Ильюшин, М., «Молодая гвардия», 2010 г., с. 142.

 

С 1943 года Конструкторское бюро С.В. Ильюшина приступает к разработке пассажирских самолётов.


«Стиль ильюшинской фирмы - технологичность. Всё, что придумано, должно быть удобно в изготовлении и монтаже. Можно сделать экзотику, а нужен простой и надёжный самолёт. Просто, но качественно, дешево, но надёжно! - девиз ильюшинской фирмы. […]

Он составил «Памятку конструктору» и постоянно её дополнял, излагая основные принципы работы, которые позволят сделать конструкцию полностью обдуманной. В «Памятке» были, например, такие пункты:

«- Пускай силу по кратчайшему пути и принимай её по возможности меньшим количеством деталей.

- Количество болтов крепления конструкции к каркасу должно быть не менее четырёх.

- Проверь, можно ли конструкцию собрать неправильно. Прими меры, чтобы детали могли быть смонтированы только на свои места и только в заданном (если это не безразлично) положении. Сделай так, чтобы их нельзя было перепутать». […]

«Я приведу одно его высказывание, касающееся создания самолёта, - продолжает Г.В. Новожилов. - Он говорил, что нам надо делать самолёты так, чтобы не разорять советский народ».

Чуев Ф.И., Ильюшин, М., «Молодая гвардия», 2010 г., с. 183-184.

Новости
Случайная цитата
  • Историцизм и будущее философии по Морицу Шлику
    «В результате такого исторического разбора философских взглядов мы прежде всего убеждаемся, что не можем испытывать доверие ни  к одной системе. В таком случае, - если мы не можем быть картезианцами, спинозистами, кантианцами и т.д., - нам, видимо, только и остаётся стать скептиками, и мы начинаем склоняться к мысли, что никакая истинная система философии вообще невозможна. Ведь если бы истинная система существовала, то о ней хотя бы догадывались, она каким-то образом обнаружила бы себя. Однако...