Глюк Кристоф

1714 год
-
1787 год

Германия

Немецкий композитор, оперный реформатор.


«В чём же заключались принципы глюковской оперной драматургии? Каковы основные положения его эстетики? На эти вопросы ответил сам композитор в посвящении предпосланном партитуре оперы «Альцеста».
Глюк пишет: «Когда я задумал положить на музыку «Альцесту», я ставил себе цель избежать тех излишеств, которые с давних пор были введены в итальянскую оперу благодаря недомыслию и тщеславию певцов и чрезмерной угодливости композиторов, которые превратили её из самого пышного и прекрасного зрелища в самое скучное и смешное».

Под «излишествами» он понимает ненужные украшения в музыке, не имеющие отношения к драматическому действию оперы, и в том числе виртуозное пение в opera seria, демонстрирующее лишь вокальную технику певцов.

Борьба Глюка против всяких внешних украшений имела принципиальное значение: музыка в опере не должна существовать отдельно от действия, она должна раскрывать его драматическую сущность. «Я хотел свести музыку, - пишет далее Глюк, - к её истинному назначению - сопутствовать поэзии, дабы усиливать выражение чувств и придавать больший интерес сценическим ситуациям, не прерывая действия и не расхолаживая его ненужными украшениями... В конце концов я хотел изгнать из оперы все те дурные излишества, против которых уже долгое время тщетно протестовали здравый смысл и хороший вкус».

Синтез музыки и драматического действия, при подчинении музыки драме, - такова основная посылка оперной реформы Глюка. Во имя этого он даже отказывался от красивых музыкальных эффектов, если они не имели отношения к драме. Именно так нужно понимать слова Глюка: «Я не придавал никакой цены открытию нового приёма, если таковой не вытекал естественно из ситуации и не был связан с выразительностью...
Нет такого правила, которым я охотно не пожертвовал бы ради силы впечатления».

В свете этого высказывания можно понять истинное значение знаменитых слов Глюка: «Прежде чем я приступаю к сочинению оперы, я стараюсь во что бы то ни стало забыть, что я музыкант». Несмотря на полемическую направленность, в них ясно сквозит основная мысль Глюка о подчинении музыки драматическому действию. […]

Из этого общего направления реформаторской деятельности Глюка вытекает новая трактовка отдельных элементов оперного спектакля.

Ария перестаёт быть концертным номером, а органически включается в развитие драматического действия и строится не по обычному стандарту (скажем, в обязательной форме da capo), а в соответствии с состоянием и движением чувств и переживаний данного действующего лица. Речитативы, служившие в традиционной opera seria лишь связками между музыкальными номерами и лишённые самостоятельной музыкальной содержательности, в операх Глюка насыщаются музыкальной выразительностью и драматизмом».

Левик Б.Л., История зарубежной музыки, Выпуск 2, Вторая половина XVIII века, М., «Музыка», 1974 г., с. 73-74.

 


«Гений в своей абсолютной сущности - тайнодействующая сила, способность творчества, изобретения, свободного вдохновения или же ясновидения. Он сразу произносит слово, которое другие читают по складам, он находит тайну, которую другие ищут, он видит свет, где другие бродят ощупью во мраке, он осуществляет то, что другие лишь гораздо позже ощущают как потребность и необходимость. Но сфера его деятельности, форма, в которой он себя проявляет, выбор методов и средств, цвета его знамени, направленность его стремлений зависят от среды, в которой находится гений, от эпохи, в которую он появляется, от места, от идей, в лоне которых он взрастает. Достигнутые его современниками понятия образуют для него пьедестал, откуда он бросает зоркий взгляд в прошлое или в будущее - в прошлое, чтобы его резюмировать, чтобы идеи, манеру чувствования и формы отлить в столь совершенные типы, что они станут недоступными подражанию, в будущее - чтобы пророчески опустить первый лот в его глубины, разгадать его загадку, подготовить ему пути.

Таким был Глюк. Стремясь достичь более тесной связи между поэзией и музыкой, между поэтической сущностью драмы и музыкальной декламацией, он попытался вспахать невозделанные поля, столетиями ждавшие своего сеятеля, - он возвёл на фундаменте монумент, быть может, ещё ожидающий своего завершителя».

Ференц Лист, Орфей Глюка / Избранные статьи, М., «Государственное музыкальное издательство», 1959 г.,
с. 162-163.

Новости
Случайная цитата
  • Публика так любит искать болезни гения…
    «Пока не требует поэта К священной жертве Аполлон […] Из детей ничтожных мира, Быть может, всех ничтожней он». Расскажите обыкновенным языком мысль Пушкина и получится страничка из невропатологии: все неврастеники обыкновенно переходят от состояния крайней возбужденности -  к совершенной прострации. Поэты – тоже... и гордятся этим». Шестов Лев,  Апофеоз беспочвенности: опыт адогматического мышления, Л., «Издательство Ленинградского университета», 1991 г., с. 93-94.   Отличие гения от психопат...