Эрик Рыжий

950 год
-
1003 год

Викинг, основатель первого поселения в Гренландии.

«Старейшины на народном собрании в Турснесе приговорили его к изгнанию. Как паршивую собаку, прогнали на три года из Исландии. Его и тех, кто был с ним, когда в порыве гнева он топором размозжил череп Ульфссону. А ведь негодяй осмелился оскорбить память его отца, надругаться над покойным. Такое не прощают! При одном воспоминании об этом Эйрик Рыжий сжал кулаки. Кому какое дело, что его родитель, Турвальд Асвальдссон, вёл бурную жизнь, что во время какой-то стычки с соседями убил человека и, опасаясь возмездия, тайком покинул Норвегию и первым явился сюда, на побережье Исландии.

В X веке более двадцати тысяч норманнов покинули Норвегию, будучи не в силах выносить дольше гнёт короля Харальда Прекрасноволосого. Король с каждым годом всё больше притеснял своих подданных, восстанавливал одних против других, а когда они стали бунтовать, начал вводить всё более суровые законы. Самые смелые убегали от его притеснений на скалистый, ещё пустынный тогда остров, вечно затянутый туманом. Они и назвали его Исландией.

Вслед за первыми смельчаками потянулись и другие. Со временем и здесь стало тесно викингам. На скалистом острове не хватало места для все прибывавших переселенцев, которые с семьями и со всеми пожитками покидали свою угнетаемую родину. Не хватало и столь желанной свободы. Суровые законы всё больше ограничивали свободу, - а она ценилась превыше всего - вызывали протесты, разжигали ссоры и склоки. А за убийство, даже если при этом защищалась честь, виновные выдворялись из Исландии. Изгонялись неведомо куда. Кара более лютая, чем отсечение головы.

К такому именно изгнанию старейшины народного собрания и приговорили Эйрика Рыжего. Никто и мысли не допускал, что изгнанник переживет эти годы.

Эйрик поплыл морем, положившись на волю судьбы. Он и сам не знал, куда направляется, к каким берегам прибьет его волна, угонит шторм - к северу, югу, востоку или западу? А может быть... к тем да-леким берегам, о которых вот уже десять лет столь охотно рассказывал всем старый Гунбьёрн? До конца жизни старик не мог простить себе, что, гонимый бурей, не высадился на них. Он не раз потом пытался найти эти берега, но безуспешно.

Счастье сопутствовало изгнаннику. С горсткой верных друзей, с небольшим запасом продовольствия, ему удалось наконец после долгих скитаний пристать к каким-то незнакомым берегам, показавшимся вдруг сквозь пелену тумана на горизонте.

Старинные исландские саги XI, XII и начала XIII веков подробно рассказывают историю Эйрика Рыжего, прославляя его мужество и выносливость. Они повествуют также о не имеющих себе равных морепла-вателях-викингах, неутомимо бороздивших воды северных морей на своих юрких и быстрых ладьях - драккарах. Они были первыми европейцами, появившимися в этих водах. Викинги были бесстрашны до отчаяния и безудержны в своей жажде познания.

Эйрик Рыжий не погиб на чужбине. Руководствуясь безошибочным инстинктом, который вёл его предков по бурным водам полярных морей, он отыскал на юго-западной оконечности открытой им земли за-щищенный от ветра фьорд, где было теплее, чем в остальных районах побережья. Эйрик не терял, времени даром. Вместе с товарищами бродил он по незнакомому краю, заходя далеко в глубь бесчисленных бухт и заливов. Здесь обитало множество тюленей и моржей, хватало и белых медведей. Викинги не голодали и не мерзли - они имели в достатке и мясо, и шкуры. Деревьев здесь они не нашли, зато буйно росла трава и было только немного холоднее, чем в Исландии. И кругом безлюдье, свобода...

Три года прошли незаметно. Срок наказания истёк.

Покидая полюбившееся ему побережье, Эйрик Рыжий решил вновь вернуться туда. На этот раз
уже не как изгнанник.

«Прекрасна та далекая поросшая зеленью земля, её луга плодородны, для скота найдется вдоволь сочной травы и воды в ручьях. Нет недостатка и в диких зверях. Захвачу семью, все имущество и возвращусь туда. Где мне будет лучше, чем там? Здесь я теперь не выдержал бы долго. Тесно, люди ссорятся, вмешиваются в жизнь друг друга. Отправляйтесь со мною, не пожалеете, - уговаривал он соседей. - Будем там первыми, построим усадьбы, где кому понравится. Места всем хватит. Законы будем устанавливать сами, никто не будет править нами».

Убеждённый в том, что всё так и будет, Эйрик Рыжий назвал землю, к которой направлялся, Грен-Ланд, то есть Зелёная Страна, в отличие от покидаемой им страны белых льдов - Исландии. А поскольку всегда чувствуешь себя увереннее в окружении друзей, он подыскал свыше тысячи охотников, которые согласились ехать вместе с ним.

В 985 году, как гласит героический эпос «Сага о гренландцах», Эйрик Рыжий отправился вторично в Зелёную Страну. На двадцати четырех драккарах плыли целые семьи: женщины, старики, дети. Здесь же, согнанные в кучу, привязанные и прикрученные к мачтам, находились и животные: рогатый скот, свиньи, овцы, лошади; не были забыты и земледельческие орудия. Переселенцы захватили с собой и лес для постройки усадьб, мешки ячменя, овса и корм для скота.

Однако бурный северный океан не ко всем был одинаково благосклонен. Налетел шторм, раскидал ладьи, уничтожил часть запасов и скота. Лишь четырнадцать драккаров сумело добраться до берегов Зеленой Страны, остальные пропали без вести или возвратились в Исландию после длительных скитаний.

Целые столетия викинги, безраздельные властелины северных морей, не знали ни компаса, ни астрономических или навигационных приборов и тем не менее как-то обходились без них. Когда небо было безоблачным, они ориентировались по солнцу, луне и звездам. Но ведь северные моря иногда по целым неделям затянуты бурой пеленой тумана, а если нет тумана, то свирепствуют штормы. Как же тогда плавать? Видимо, эти бесстрашные мореплаватели отлично ориентировались и выбирали направление, чутко реагируя на малейшие изменения ветра, влажности воздуха и цвета воды. Порой они прибегали к помощи воронов. Вот как вспоминают о них старые саги: «... выпускали первого, он поворачивал назад и возвращался. Второй взлетал вверх, но опускался затем на палубу. Третий взмывал ввысь над форштевнем и летел дальше - в этом направлении и следовало плыть, там обычно и находили землю».

Позже в своих плаваниях викинги определяли направление на север с помощью «магнитного» камня, хранившегося, как повествуют саги, в деревянной шкатулке, наполненной водой. Но в первых своих странствиях они не имели даже этого. Им отлично помогали ориентироваться извечные маршруты китов, а также дрейфующие с морскими течениями айсберги. И, конечно, то шестое чувство - потом его назо-вут моряцким чутьем, - которое безошибочно вело смельчаков по бурным водам Крайнего Севера.

Человечество и сегодня гордится экспедицией викинга-изгнанника, беспримерным мужеством и размахом деятельности первооткрывателей Зелёной Страны. Лишь много столетий спустя Крайний Север станет очевидцем столь же смелых и многочисленных экспедиций.

Тем, кто благополучно прибыл с Эйриком Рыжим на незнакомую сушу, понравились новые земли. Они обосновались на берегах фьордов, закрытых от холодных ветров, дующих из внутренних районов скованной льдом земли».

Центкевич А., Центкевич Ч., Осаждённые вечным холодом, Л., «Гидрометеоиздат», 1975 г., с. 32-34.

Новости
Случайная цитата
  • Декаденты как нищие духом по оценке В.В. Стасова
    «Западным людям их декаденты столько же противны и тошны как нам наши, и они от них отплёвываются с такой же досадой негодованием, как мы от наших. Выставлять нам, благо «поверят, дескать, дурачки», выставлять нам всех европейцев с собою будто б солидарными - это есть только непростительная фальшь, гадкий непозволительный манёвр. Разве у нас, в России, выдуманы слова «декадент», «декадентство»? Никогда. Они придуманы на Западе, и их назначение - клеймит...