Ришельё Арман-Жан дю Плесси

1585 год
-
1642 год

Франция

Французский дворянин, кардинал Римско-католической церкви.

С 1624 года Арман де Ришельё - первый министр короля Людовика XIII.

«Отдавая себе отчёт в необходимости укрепления финансовой и военной мощи Франции, Ришелье твёрдой рукой начал проводить свои знаменитые реформы, предпринимая жесткие, а часто и беспощадные меры против своеволия аристократов для укрепления королевской власти.
В 1626 г. было приказано сравнять с землей стены всех замков, не находящихся вблизи границы, чтобы
лишить дворян их крепостей, а значит, и возможности бунтовать.
Запрещались дуэли, уносившие сотни жизней.
Кардинал объявил, что отныне дворяне могут проливать кровь только за короля. Если аристократы проявляли своеволие, их беспощадно казнили.
Для пополнения казны кардинал утроил налоги, но всячески поощрял развитие торговли, промышленности, способствовал расширению колоний и развитию судоходства.
Начиная с 1625 г, в стране начали создаваться мощные торговые компании, действующие в Северной и Южной Америке.
Франция, по его убеждению, должна была получить мощный военный и торговый флот. Для этого он создал и возглавил Морской совет, укрепил морские порты - Тулон, Гавр и Брест, Известно, что в 1625 г.
Франция располагала всего десятью галерами в Средиземном море и не имела ни одного военного корабля в Атлантике. А в 1635 г. страна имела мощный военно-морской флот,
Проводить реформы было трудно.
На каждом шагу Ришелье сталкивался с сильным противодействием со стороны всех слоёв населения. Аристократия бунтовала против ликвидации своих привилегий. Третье сословие возмущали непомерные налоги. Духовенство роптало из-за сближения с протестантскими государствами.
Для успеха требовался внутренний мир, а он всё время находился под угрозой, особенно в связи с позицией гугенотов. Необходимо было ликвидировать «государство в государстве», оплотом которого являлась Ла-Рошель. И «кардинал гугенотов» - так Ришелье именовали в Риме - начал подумывать о походе против цитадели гугенотской Франции.
Ларошельцы не отваживались открыто выступить против короля, но, надеясь на поддержку Бекингема, выдвинули ряд требований для укрепления своей боевой мощи.
А получив отказ, 10 сентября 1627 г. начали военные действия против армии Людовика. Вскоре королевские войска Людовика окружили город и начали осаду.
Помощь из Англии пришла только через год.
Флотом из пятидесяти трех кораблей командовал лорд Денбиг. Он вёз ларошельцам продовольствие и намеревался вынудить короля снять осаду и заключить мир с гугенотами, Но адмирала ждал неприятный сюрприз. По приказанию Ришелье в фарватере бухты воздвигли плотину, которую не смогли разрушить корабельные пушки. С плотины по английским кораблям тоже стреляли. На орудиях был выгравирован, ставший знаменитым, девиз: «Ultima ratio regiso («Последний довод короля»), а сам Людовик стоял у одной из пушек, как простой канонир.
К отчаянию ларошельцев, Денбиг повернул корабли. Причины его поступка до сих пор остаются неясными.
Он, несомненно, мог продолжить кампанию. По одной из версий, выдвинутой еще в то время голландскими дипломатами, лорд был подкуплен агентами Ришельё.
А в Ла-Рошели ситуация становилась всё тяжелее. Не было продовольствия. Горожане охотились на кошек, собак и даже на мышей. Жене вождя гугенотов герцогине де Роан на обед подавали изящно сервированную вареную конскую кожу с гарниром из чертополоха. Появились перебежчики и дезертиры. К концу октября на улицах и в домах лежали сотни трупов. Были случаи каннибальства. Из двадцати восьми тысяч в живых осталось только пять, 28 октября Ла-Рошель капитулировала.
Поскольку Ришелье считал, что милосердие не менее действенный инструмент, чем устрашение, город был прощён, а его жителям позволили исповедовать протестантизм».

500 знаменитых людей планеты / Автор-составитель В. Скляренко, Харьков, «Фолио», 2005 г., с. 608-609.


«Находясь на своем посту, Ришельё много и усердно работал над укреплением королевской власти, боролся с мушкетёрами и реформировал всё, что только можно было реформировать. Скептиков, не согласных с его активной деятельностью, было хоть отбавляй. Один заговор за другим составлялись против Ришельё, но все они заканчивались самым плачевным образом: кардинал незамедлительно казнил заговорщиков.
Всю жизнь он боялся, всерьёз и основательно. Чтобы избежать предательства, предпочитал никому не доверять. «Всякий, кто узнает мои мысли, должен умереть», - так говорил.
Опасность он видел даже в предметах повседневного пользования и бытовых приборах.
Поэтому однажды Ришельё велел закруглить концы у ножей, которыми пользовались во время обеда.
Так, невольно кардинал стал изобретателем столовых ножей.
«Дайте мне шесть строчек, написанных рукой самого честного человека, и я найду в них что-нибудь, за что его можно повесить». [Из дневников]»

Кардинал Ришельё стал изобретателем, журнал «Story», 2008 г., май, с. 14.


В 1635 году Арман де Ришельё основал Французскую академию и назначил пенсию самым выдающимся и талантливым художникам, писателям, архитекторам.

«Это верно: Ришелье основал в 1635 г. Французскую академию (языка и литературы), а Кольбер в 1666 г. - Академию наук. Обе они действуют сейчас в составе Института Франции, вместе с академиями художеств и надписей (где занимаются археологией и лингвистикой).
Кардинал Ришельё был гуманитарий по склонностям: он основал Академию языка и литературы, одна из задач которой - регулярное переиздание словаря живого французского языка.
Министр финансов Кольбер любил технику и те науки, которые обеспечивают технический прогресс.
Поэтому он помог французским математикам и естествоиспытателям создать Академию наук».

Смирнов С.Г., Задачник по истории науки. От Фалеса до Ньютона, М., «Мирос», 2001 г., с. 307.

 

«Кардинал Ришелье не раз поражал врагов и друзей своей удивительной осведомлённостью. Но лишь немногие знали о «чёрном кабинете» - небольшой комнате в почтовом управлении, где за плотно закрытой дверью трудились молчаливые чиновники. Молчания требовала работа. Здесь «для забавы короля», как любил говаривать кардинал, вскрывали чужие письма, выуживая из них разнообразные сведения. Тот, кому доверяли эту работу, был обречён вести её до конца дней своих. Болезнь, смерть или тюремная камера в Бастилии - иного выхода из «черного кабинета» не было».

Арлазоров М.С., Вам письмо!, М., «Советская Россия», 1964 г., с. 51.


«Приближённый к Ришелье аббат и поэт Буаробер однажды сообщил кардиналу, что каждую неделю группа писателей (Годо, Гомбо, Шаплен и др.) тайком собирается на квартире богатого буржуа и любителя изящной словесности Конрара и обсуждает лингвистические и литературные вопросы.
При этом сообщении усы его высоко-преосвященства стали щетиниться, брови хмуриться: он не любит никаких сборищ, где порою за благопристойной видимостью скрываются коварные замыслы.
Буаробер пытается разубедить предвзято настроенного кардинала, а у того уже созревает свой план - создать на основе этой группы особое учреждение, строго подчинённое государству.
Так в 1634 году возникает Французская Академия.
Ришельё хорошо понимает роль идей в ориентации общественной и государственной жизни и стремится по мере возможности руководить образовательным процессом. «Хотя образованность, - пишет он, - совершенно необходима в любом государстве, она, несомненно, не должна сообщаться всем без разбора. Как тело, имеющее глаза на всех своих частях, было бы чудовищно, так и государство, если бы все подданные были учёными... Вот из какого соображения политики хотят, чтобы в упорядоченном государстве было больше мастеров механических профессий, чем мастеров либеральных профессий, насаждающих образование».

Именно с целью направлять действия «мастеров либеральных профессий» и создаётся Академия, за работой которой неустанно следят её попечитель канцлер Сегье и сам кардинал. Пытается кардинал подчинить государству и язык: академики должны составить единый словарь французского языка и затем тщательно наблюдать за его чистотой и правильностью.
Он очень доволен и благодарит академиков всякий раз, когда те присылают ему решение какого-либо трудного вопроса.
Академики, в свою очередь, признательны Ришелье за благотворительность по отношению к музам и стараются не огорчать и быть послушными его воле. Один из современников, символизируя их отношения, помещает на титульном листе своей книги большое солнце, в центре которого изображён Ришельё, от солнца отходит сорок лучей, на конце которых написаны имена академиков; каждый из них получает особый луч по мере своих заслуг, а самый большой и прямой луч достается канцлеру Сегье.
В светском обществе оживленно обсуждаются эти взаимоотношения, а некоторые смелые остроумцы называют Академию, восхваляющую Ришельё, «Псафоновым птичником» (Псафон -  мифический персонаж; желая, чтобы его признали богом, он завёл большое количество птиц, которых научил говорить: «Псафон - бог»).
Кардинал весьма чуток к лести, и во вступлении к одной книге, ему посвящённой, он с недовольством вычеркивает адресованное ему слово «герой» и ставит «полубог», а под своим портретом позволяет даже написать по-латыни: «Он даёт движение вселенной».

Тарасов Б.Н., Паскаль, М., «Молодая гвардия», 1982 г., с. 37-38.

Новости
Случайная цитата
  • А имеются ли у историков Модели для проведения анализа?..
    «Спросите историков о знаменитых битвах - они твёрдо назовут Вам дату и численность сражавшихся, но никакого единодушного ответа не дадут Вам теоретики на вопросы: - Почему воинственные персы захватывают в несколько пет гигантскую территорию, в том числе процветающий Вавилон, а потом ломают себе шею на маленькой Греции? - Почему Испания, покорившая полмира, ничего не может поделать со своими Нидерландскими провинциями? Как крохотная Венецианская республика (200 тысяч граждан) решается напада...