Таль Михаил Нехемьевич

1936 год
-
1992 год

Россия (СССР)

Отечественный филолог (по образованию), гроссмейстер, 8-й чемпион мира по шахматам.

 

«Гений атак и комбинаций, он всегда действовал согласно постулату С. Тартаковера  - «жертвуй, чтобы не стать жертвой!».Для Таля шахматная материя в сражениях  - ничто, красота  - всё! […]

Таль всегда оставался Талем! Блестящий, остроумный, эрудированный собеседник, тонкий знаток музыки и литературы. Его афористическое мышление и мастерское умение выразить мысль в элегантной форме произвели впечатление даже на ревностного ценителя шахматной словесности Ботвинника, назвавшего Таля лучшим шахматным журналистом современности. Тысяча интервью  - и ни одного повтора!

В жизни Таля не было будней, игра в шахматы для него всегда была праздником. Поистине исполинская сила духа вновь и вновь брала верх над невзгодами плоти. И парабола успехов его спортивной карьеры поднималась в заоблачные шахматные выси. Он не думал о будущем, даря радость современникам, а потомкам осталось его творчество  - нетленная библия шахматных комбинаций. […]

В три года Миша научился читать, в пять  - в уме перемножал трехзначные числа! О его необыкновенной памяти рассказывали чудеса: он мог слово в слово повторить лекцию отца на медицинскую тему. Благодаря рано проявившимся способностям он не знал, что такое 1-й и 2-й классы, так как сразу начал учиться в третьем. Обладая совершенным слухом, Миша мог стать хорошим музыкантом. Любовь к музыке с детства привили ему родители (отец играл на скрипке, мать  - на рояле). Из него мог получиться неплохой футбольный вратарь. Отличная реакция, любовь к футболу и самоотверженность при защите ворот сделали его бессменным вратарем дворовой, школьной и студенческой команд.

Но он не стал учёным, не блеснул в мире музыкального искусства, не покорил футбольные стадионы мира. Когда Мише было 7 лет, отец показал ему, как ходят шахматные фигуры. Семья находилась тогда в эвакуации в Пермской области. «Пациенты, приходившие к отцу, в ожидании своей очереди нередко играли в шахматы. Мне нравилось наблюдать. Сам отец играл примерно в силу теперешнего первого разряда»,  - вспоминал Таль. Шахматам не сразу было суждено завладеть сердцем юного Таля. Ещё не был заброшен под кровать футбольный мяч, и ещё не скоро пыль легла на оставленное Мишей пианино. «Переворот» произошёл, когда Талю было 9 лет, и он получил от приехавшего из Тулы двоюродного брата «детский» мат.

С этим Таль никак не мог смириться. Все существо его уже с детства было проникнуто неукротимым духом соперничества, жаждой борьбы и конечно же желанием побеждать.

Он пришёл в шахматный кружок Дворца пионеров. Первым учителем стал замечательный шахматный педагог Янис Крузкопс, который сразу увидел, насколько талантлив новый ученик, как страстно он умеет бороться, каким огнём горят его карие глаза во время игры, с какой восхитительной смелостью он жертвует противнику фигуры, при этом молниеносно считая варианты.

В 12 лет Миша получил 2-й разряд по шахматам и решил, что он непобедим...»

Линдер И.М., Михаил Таль: жизнь и игра, М., «Астрель», 2008 г., с. 19-21.

Новости
Случайная цитата
  • Непредсказуемые действия человека по Ю.М. Лотману
    «Бинарная оппозиция дурак / сумасшедший может рассматриваться как обобщение двух противопоставлений: дурак - умный и умный - сумасшедший. Вместе они образуют одну тернарную структуру: дурак - умный - сумасшедший. Дурак и сумасшедший в таком построении не синонимы, а антонимы, предельные полюса. Дурак лишён гибкой реакции на окружающую его ситуацию. Его  поведение полностью предсказуемо. Единственная доступная ему форма активности - это нарушение правильных соотношений между ситуацией и действием...