Кир Булычев

1934 год
-
2003 год

Россия (СССР)

Кир Булычёв - литературный псевдоним востоковеда Игоря Всеволодовича Можейко.

Советский писатель-фантаст, много писавший для детей. Его собрание сочинений насчитывает 18 томов.

«Самой известной героиней Булычёва была, остается, да, видимо, и останется - теперь уже навсегда - школьница (в первых рассказах - ещё дошкольница) XXI века Алиса Селезнёва. 
Имя своей героине автор дал в честь своей дочери, родившейся в 1961 году.
Приключения её происходят в самых разных местах и временах: на Земле XXI века, в космосе, на океанском дне и даже в прошлом, куда она забирается на машине времени.
Существует даже некий «внутренний» цикл «Алиса и её друзья в лабиринтах истории», рассказывающий о приключениях детей XXI века в прошлых временах.
Сам Булычёв не раз признавался, что хотел бы, скажем так, разнообразить своих героев, но Алиса Селезнева оказалась сильнее. Последнюю повесть о ней - «Алиса и Алисия», была написана в 2003 году, незадолго до смерти.
«Есть фантастика, - писал Булычев, - которая пишет главным образом о новых изобретениях или новых научных идеях. Есть фантастика, которая занимается чистыми приключениями. Только вместо морских в ней действуют космические «волки». Наконец, есть фантастика, которая пишет о людях, попавших в необычные ситуации. Эти виды фантастики отличаются друг от друга главной целью, главным героем.
Так вот, у нас много есть рассказов и повестей, где герой - изобретение или открытие, и там о людях говорится только потому, что они с этим изобретением так или иначе связаны. В других рассказах главный герой - само приключение, а люди условно делятся на плохие маски и хорошие маски.
А вот у меня есть убеждение, что для русской, нашей фантастики важнее всего третий её тип - рассказ о людях, о человеческих проблемах. Наверно, это началось ещё с Гоголя, который ведь тоже в некоторых своих рассказах и повестях - фантаст.
И если вспоминать дальше, то окажется, что «Гиперболоид инженера Гарина» - это совсем не повесть об изобретении, а повесть о людях, которые столкнулись с необычным. А «Человек-амфибия» - роман о судьбе учёного и человеческих чувствах. А то, что у Ихтиандра - жабры, то, что он отличается от других людей, - это лишь подчёркивает остроту чисто человеческих конфликтов. И какое бы вы ни взяли крупное, значительное произведение советской фантастики, вы увидите, что это рассказ о людях.
И сегодня - возьмите любое произведение Стругацких - не так уж важно, какое фантастическое допущение ими придумано. Цель их - рассказать о нас самих, о наших проблемах, но доведя эти проблемы с помощью фантастики до предела остроты. И вот у меня создалось впечатление, что в последнее время многие наши писатели, особенно молодые, о законе советской фантастики забыли и стали писать либо о приключениях, либо об изобретениях. А ведь порой куда интереснее об этом же изобретении узнать из строгой, документальной книги. Это не значит, что я против приключений или новых идей.
Просто я за то, что и приключения, и новые идеи тогда интересны и увлекательны, когда нам важны те люди, на судьбу которых эти изобретения и приключения влияют. И вот, обдумав всё это, я понял, что мне есть что рассказать читателям с помощью фантастики. Что есть какой-то уголок в ней, где я смогу сказать своё. Именно о людях, о том, как человеческая доброта, порядочность, смелость проявляются в ситуациях, когда они наиболее видны и очевидны.
Я даже придумал целый город Великий Гусляр. События в нём происходят необычайные, а люди живут там самые обыкновенные.
А ещё одну книгу рассказов я даже назвал «Люди как люди» - всё по той же причине...».

Прашкевич Г.М., Красный сфинкс. История русской фантастики от В.Ф. Одоевского до Бориса Штерна, Новосибирск, «Свиньин и сыновья», 2009 г., с. 641-643.

 

«Покойный Кир Булычёв, писатель-фантаст, учёный, автор многих не только художественных книг, как-то участвовал в одной дискуссии в Челябинске. Там шла речь о том, что многие писатели радуются сами и радуют критиков, став провидцами. И наверняка он, Кир Булычёв, тоже предвидел...
Писатель ответил: «Я глубоко убеждён, что ни один фантаст никогда ничего не предсказал. Писатель должен писать. Предсказывать - занятие гадалок и футурологов, причем ни те ни другие ничего не могут предугадать». При напоминании о «Гиперболоиде инженера Гарина» как о предвидении лазера. Булычёв не согласился: «В начале века было очень модно писать о «лучах смерти». Алексей Толстой взял расхожую тему и написал роман, но не о гиперболоиде, а о фашизме, который уже существовал тогда и набирал силы. Оправдавшиеся «предсказания» - случайность.
В начале XX века в Англии был проведён опрос «Что грозит через сто лет Лондону?» И все предсказатели сошлись на том, что Лондон погибнет под двухэтажным слоем конского навоза. В предсказаниях обычно исходят из преувеличения того, что происходит сегодня.
Единственное сбывшееся предсказание в фантастике - это утверждение Ивана Ефремова о наличии алмазов на Чукотке. Но он был геологом и искал там алмазы. Это стало желаемым развитием его работы. Все остальное - от лукавого.
Если какой-то фантаст утверждает, что он что-то предсказал, назовите его фамилию, и я докажу, что это не так».

Березин В., Обман надежд, журнал «Персона», 2007 г., N 1, с. 11.

 

 

Роль личности в истории с точки зрения химической кинетики и теории катализа

Впервые издана рукопись создателя ТРИЗ и ЖСТЛ Генриха Сауловича Альтшуллера «Роль личности в истории с точки зрения химической кинетики и теории катализа», написанная в Баку в 1946 году.

Автор начинает серию разработок со сверхзадачи – гипотезы о роли Творческой личности в социуме.
В конце жизни Альтшуллер вернётся к свои юношеским замыслам и разработает ЖСТЛ – Жизненную Стратеги Творческой Личности.

Книга полезна Личностям (с большой буквы), способным выстраивать и реализовывать планы от года и более.
 

Новости
Случайная цитата
  • Артель художников во главе с И.Н. Крамским
    «Артель…» возникла после ухода из Императорской Академии художеств  14-ти её студентов-выпускников в знак протеста против заданной темы конкурсной картины: «Пир в Вальгалле», как «не связанной с русской жизнью».Покинув стены Академии художеств, живописцы были вынуждены освободить занимаемые им мастерские, принадлежавшие Академии. Оставшись без средств к существованию и мастерских, (использовавшихся не только для работы, но и для проживания), участники «бунта» объединяются в артель, прообразом ко...