Сервантес Мигель де

1547 год
-
1616 год

Испания

Испанский писатель.

Известен как автор романа: Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский / El ingenioso hidalgo Don Quixote de la Mancha.

1575 году Мигель де Сервантес был захвачен пиратами и провёл в алжирском плену 5 лет

 

Мигель де Сервантес был выкуплен, и, по возвращении на родину, он стал работать сборщиком налогов, но доверил деньги купцу, который обанкротился. Вместе с купцом их посадили в тюрьму (всего на гражданской службе Сервантес попадал в тюрьму три раза).

Литературную деятельность он начал в 38 лет.

В 1604 году выходит в свет первая часть романа «Хитроумный Идальго Дон Кихот Ламанчский», а к 1616 году появилась и вторая часть.

 

«Напомним, что замысел «Дон Кихота», первого в истории европейской литературы романа о читателе, возник именно из интенции «наказания» поклонника массового чтива.

Согласно авторитетной гипотезе, первоначально Сервантес намеревался написать назидательную новеллу о том, какие несчастья могут произойти с читателем, фанатически увлекшимся подделками под рыцарский роман, наводнившими книжный рынок Испании конца XVI века. Сторонники данной версии подчёркивают, что не сам жанр рыцарского романа стал предметом развенчания у Сервантеса (об «Амадисе Галльском» - оригинальном испанском рыцарском романе - он отзывается на страницах «Дон Кихота» вполне уважительно, да и в собственном творчестве позднего периода возрождает куртуазный эпос - в поэме «Персилес и Сигизмунда»), предмет критики в начале повествования составляет именно неосмысленное чтение «нелепых и вздорных» писаний и подражательные поступки читателя-фаната.

В рамках данной гипотезы, напомним, было выдвинуто предположение о том, что этот замысел Сервантес реализовал в первых пяти главах, выдержанных в анекдотическом ключе и посвящённых первому выезду Дон Кихота на подвиги и его бесславному завершению.

Исследователи называют эти пять глав «Протокихотом», предполагая, что по его завершению замысел Сервантеса изменился, будучи направлен не на простое разоблачение  «помешательства» массового чтения, но на глубинное проникновение в сущность взаимоотношения читателя с литературой и миром, что привело к расширению новеллистического формата до романного.

Однако, повторим, вырос замысел романа именно из стремления «свергнуть власть рыцарских романов и свести на нет широкое распространение, какое получили они в высшем свете и у простонародья» (Сервантес).
Интересно, что описанный в романе круг чтения Дон Кихота составляет не только «хитросплетенная чертовщина» о странствующем рыцарстве. В эпизоде осмотра библиотеки Дон Кихота, предпринятого священником и цирюльником, фигурируют и книги, аттестованные как «хорошие и совершенно безвредные», а также как «лучшее из всего, что написано ... на испанском языке».

Среди них называются произведения испанской классики и книга самого Сервантеса «Галатея». Следовательно, «иссушение ума», произошедшее с Дон Кихотом, связано не только с характером читаемых им книг, но и с характеристиками самого чтения. Это чтение неразумное, подражательное, ищущее в книге руководства по обустройству собственного досуга и  собственного образа».

Турышева О.Н., Массовый читатель как литературный герой, в Сб.: Культ-товары-XXI: ревизия ценностей (масскультура и ёё потребители), Екатеринбург, «Ажур», 2012 г., с. 77-78.

 

Мигель де Сервантес неоднократно подчёркивает, что его герой Дон Кихот – человек благородный и здравый, но явно перечитал рыцарских романов, что сказалось на его психике…

 

«В прошлом читатели предпочитали количество качеству и желали, чтобы романы были длинные и деньги не тратились бы зря; и автору часто приходилось нелегко: нужно было сдать печатнику больше материала, чем того требовала задуманная им история. Писатели придумали себе легкий выход.

Они стали вставлять в роман рассказы, бывало, что длиною и с небольшую повесть, не имевшие к его теме никакого отношения или в лучшем случае пришитые к ней без малейшего правдоподобия. Никто не проделывал этого так беспечно, как Сервантес в «Дон Кихоте». Эти вклейки всегда рассматривались как клякса на его бессмертном творении, и теперь мы воспринимаем их не иначе как с чувством досады.

В своё время критики осуждали его за это, и мы знаем, что во второй части романа он отказался от этой дурной привычки и сделал то, что считается невозможным: написал продолжение, которое лучше своего предшественника; но это не помешало последующим писателям (которые, несомненно, не читали этой критики) прибегать к столь удобному приёму - сдавать книгопродавцу количество материала, достаточное для заполнения тома, который нетрудно продать».

Сомерсет Моэм, Подводя итоги, М., «Высшая школа», 1991 г., с. 281-282.

 

 

 

 

«Дон-Кихот» был написан как пародия на рыцарский роман. Но он стал последним рыцарским романом  мировой литературы. И когда нужно назвать имя рыцаря, называют имя Дон-Кихота».

Штейн А.Л., На вершинах мировой литературы, М., «Художественная литература», 1988 г., с.100.

 

 

 

Новости
Случайная цитата
  • Эффект системной имитации научной деятельности по наблюдениям Л.С. Клейна
    Л.С. Клейн описывает интересный эффект: патологическая личность системна в своих проявлениях. «А.И. Щетенко: Бодрый, полный, щекастый, с быстрой речью и живыми цепкими глазками, он, посверкивая лысиной, носился по Институту, растопырив руки, и то тут, то там мелькала его густая борода. Английским он владел плохо, прочих языков не знал вовсе, но специализировался по изучению англоязычного зарубежья и часто туда ездил, там его принимали как видного советского ученого с наукой же у него не...