Гиббон Эдвард

1737 год
-
1794 год

Великобритания

Английский историк.

Под впечатлением от посещения Рима в 1764 году, решил написать книгу: Историю упадка и разрушения Римской империи / History of the decline and fall of the Roman empire, которой посвятил более 10 лет с 1776 по 1788 годы. Книга вышла в 6 томах.

Кроме истории Рима, историк проследил и историю Византии до 1453 года, когда турки захватили Константинополь…

«История Гиббона разворачивается как бы в двух планах. В ней идёт повествование об Упадке и Разрушении Римской империи на протяжении тысячи лет. Мы видим величие этой империи в её исторических взлётах, в её военной организации, в управлении огромными территориями, в смешении народов, видим возникновение и борьбу двух религий, проникновение греческой философии в христианскую теологию. Гиббон разыгрывает перед нами драму величия и ничтожности полководцев и государственных деятелей, философов и жрецов, драму возвышенных чувств, героизма, грубой косности толпы. Он показывает нам дни счастья и грозных бед, пережитые человечеством. Но вся эта история рассказана именно Гиббоном. Он как бы олицетворяет господствующее умонастроение своего собственного времени.
Его книга в этом смысле - это ещё и совсем иное повествование. Это рассказ о духовном мире XVIII века. Это не только подробная история Римской империи, но и демонстрация общих идей серебряного века современного европейского Ренессанса. Этот серебряный век так же просмотрел нависшую над ним угрозу разрушения со стороны века Пара и Демократии, как его римский аналог 17 столетий назад недооценил угрозу Варварства и Христианства. Поэтому Гиббон, повествуя об упадке и разрушении Римской империи, в то же время исполняет прелюдию упадка и разрушения современного ему типа культуры».

Альфред Уайтхед, Приключения идей / Избранные работы по философии, М., «Прогресс», 1990 г., с. 394.

Новости
Случайная цитата
  • Творческое самочувствие и сосредоточенность актёра по К.С. Станиславскому
    К.С. Станиславский неоднократно наблюдал во время театральных представлений и репетиций, как он писал «физический вывих между телом и душой артиста» и искал пути его преодоления – так было положено начало его методической системе работы актёра.«Ясно почувствовав вред и неправильность самочувствия, я, естественно, стал искать иного душевного и телесного состояния артиста на сцене, - благотворного, а не вредного для творческого процесса. В противоположность актёрскому самочувствию, условимся назыв...