Бродель Фернан

1902 год
-
1985 год

Франция

Французский историк, предложивший новую модель / парадигму изучения истории, в которой учитывается много макропараметров: географических, социальных, экономических и уменьшена – по сравнению с традиционными работами других историков – роль отдельных событий и личностей…


Находясь в немецком лагере для военнопленных с 1940 по 1945 годы, Фернан Бродель, частично по памяти, пишет книгу: Средиземноморье и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II / La Mediterranee et le monde mediterraneen a 1'epoque de Philippe II, которая в 1947 году была защищена в качестве диссертации.

«Надо сказать, не все немецкие концлагеря были похожими на Дахау и Бухенвальд.
Французские офицеры сидели в более приличных условиях. Они содержались в бывших немецких казармах, не голодали и даже не работали. Курорт!
Военнопленным разрешалось не только при желании читать и писать, - они сами предложили немцам организовать в лагере университет для военнопленных, и культурные немцы с этим предложением согласились. Из самых образованных пленных был сформирован преподавательский состав, в который, разумеется, был включён и Бродель. Причём он не просто читал лекции «студентам», но был избран ректором этого «университетам. Видимо, потому, что прекрасно владел немецким.
Охранники концлагеря так и обращались к нему: «господин ректор».
Броделю разрешалось заказывать книги из Майнцского университета.
Эти книги плюс огромный багаж исторических знаний, накопленных к тому времени, и позволили ему завершить свой фундаментальный труд толщиной в 1600 страниц. По сути, время отсидки в концлагере оказалось для Броделя «Болдинской осенью». По его признанию, именно война и несвобода послужили толчком к дальнейшей эволюции взглядов учёного на историю. То есть к тому перевороту, который он позже произвёл в исторической науке.
Это было реакцией «на то трагическое время, в которое я жил, - писал Бродель. - Мне надо было отбросить, отвергнуть, перешагнуть через все те события... Долой событие, особенно тягостное! Мне необходимо было верить, что история, судьбы человечества свершаются на значительно более глубоком уровне. Выбрать в качестве отправного пункта для наблюдений долговременный масштаб - значит оказаться как бы на месте самого Бога-отца и там найти убежище».
И Бродель сделал это, перешагнул за рамки собственно истории и положил начало «геоистории».
Как изучали историю до Броделя? (Впрочем, и сейчас её изучают так же - и в школе, и в институте, ибо насовсем вытолкать инерционную телегу исторической науки из замшелой колеи Броделю не удалось.)
Историю у нас преподают и изучают как череду событий и действующих персоналки.
Мол, тогда-то и тогда-то случились такие-то события. В них действовали такие-то люди и принимались такие-то решения. Но почему они случились? Могли ли они не случиться? А если бы действующими лицами на исторической арене были совсем другие люди, насколько сильно изменилась бы история? Изменилась не событийно, разумеется, а по существу, то есть с точки зрения больших временных масштабов?..
Именно Бродель ввёл в историческую науку новый термин - «время большой длительности».
По сути, Бродель изменил сам предмет исторической науки!
Если до него история изучала политические события (Великая Французская революция со всеми действующими лицами) или крутилась вокруг какой-то страны (история России), то Бродель взлетел выше и предложил: а давайте посмотрим на это политическое мельтешение с другой точки зрения - с точки зрения экономики, демографии, географии…
При таком подходе предметом исследования уже оказываются не отдельные страны, люди и цепочки политических событий, а совсем иные реальности, у которых ранее и названия-то не было, - некие устойчивые экономико-географические «организмы», существующие довольно длительные эпохи.
Самым внимательным образом Бродель изучал экономический организм Венеции XVI века, паутину морской торговли в Средиземноморье на основе сохранившихся инвентарных и бухгалтерских книг Рагузы (Дубровник), производство риса в Китае за несколько столетий.
И всё больше и больше приходил к выводу: личность - ничто, личность может тормозить или ускорять исторические события, но не может их в корне изменить.
Есть некое русло, по которому течёт река истории. И в пределах этой реки капитаны судов могут выбирать тот или иной курс и даже посадить свой корабль на мель».

Никонов А.П., Кризисы в истории цивилизации. Вчера, сегодня и всегда, М., «Энас»; СПб, «Питер», 2011 г., с. 228-230.

 


В 1958 выходит его методологическая статья: История и социальные науки: время большой длительности / Histoire et Sciences sociales: La longue durée. Автор вводит в историю новое понятие: время больших длительностей /  La longue durée для учёта изменения демографических, экономических и социальных процессов, следствием которых и являются отдельные исторические события.

 

«Мне бы хотелось, чтобы специалисты в области общественных наук видели в истории исключительное средство познания и исследования. Разве настоящее не находится более чем наполовину во власти прошлого, упорно стремящегося выжить? И разве не представляет прошлое посредством своих закономерностей, своих различий и своих сходств ключ, необходимый для всякого серьёзного понимания настоящего?»

Фернан Бродель, Материальная цивилизация, экономика и капитализм. XV- XVIII века, в 3-х томах, Том З, Время мира, М., «Прогресс», 1992 г., с. 11.

 

С 1962 года - Фернан Бродель главный администратор созданного по его инициативе научного центра и библиотеки под названием: Дом наук о человеке / Maison des sciences de l'homme.

 

К 1979 году выходит в трёх томах самая известная работа Фернана Броделя: Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV - XVIII века / Civilisation matérielle, économie et capitalisme, XVe - XVIIIe siècle.

 

На Фернана Броделя  оказали влияние идеи Марка Блока; Люсьена Февра и редколлегии журнала: Анналы экономической и социальной истории» / Annales d'histoire économique et sociale.

 

В свою очередь, методология изучения исторического процесса по Фернану Броделя, повлияла на труды многих современных историков.

Новости
Случайная цитата
  • Игра в четыре руки и переложения для фортепьяно – учеба композитора М.П. Мусоргского
    «В декабре 1857 года, после первых занятий с Милием Алексеевичем, Мусоргский решается приобрести рояль, и Балакирев помогает выбрать инструмент. Начав с платных уроков, Балакирев скоро перевёл занятия с Мусоргским в дружеские беседы, почуяв очень серьёзное основание в его интересе к сочинительству. Они проигрывали в четыре руки чуть ли не всю доступную в нотах музыкальную классику, от ранних композиторов до любимцев Милия - Бетховена, Шумана, Шубер-та, Глинки. И это было не просто знакомство с м...