Тарантино Квентин

1963 год
-
наше время

США

Американский сценарист и режиссёр, фильмы которого отличаются: обильным использованием киноцитат,  нелинейной структурой повествования (например, хронологическое начало фильма  может находится в его середине) и эстетизацией насилия (что было сделано вслед за режиссёром Мартином Скорсезе).

Родившись в бедной семье, Квентин Тарантино с детства любил кино…

 

«Квентин Тарантино: Я просто постоянно смотрел телевизор и ужасно пристрастился к кинофильмам. Как только я достаточно подрос для самостоятельного похода в театр, я стал ходить туда каждые выходные. Если новых фильмов не было, я заново пересматривал старые. По выходным эти старые фильмы с утра до вечера показывали по ТВ, и мои родители сходили с ума из-за меня. «Квентин, ты же маленький мальчик. Иди погуляй. Поиграй в футбол, ещё во что-нибудь». Я был мальчиком с очень ограниченным кругозором. Учился плохо. Мне это было неинтересно. Спорт я не любил. Меня не интересовали модели автомобилей и тому подобное.  Я был поглощён кино и комиксами. И журналами ужасов».

Квентин Тарантино: интервью / Сост. Дж. Пири, СПб, «Азбука-классика», 2007 г., с. 37.


В 1985 году юный Квентин Тарантино устроился на работу в пункт видеопроката, где он смог изучать, как приёмы киноизображения, характерные для разных режиссёров, так и то, какие картины нравятся клиентам видеопроката…


«Школу он бросил в девятом классе и затем недолгое время трудился билетёром в местном порнотеатре  «Отдых с цыпочками», прежде чем оказался в видеопрокате. Пять лет в прокате укрепили Тарантино  в желании стать актёром. Среди служащих видопроката будущий режиссёр был тем, что Стивен Хокинг представляет собой для физиков, - докой, всегда готовым поделиться нажитой мудростью;  его осведомлённость в истории кино была очень обширной…»

Роберт Шнакенберг, Тайная жизнь великих кинорежиссёров, М., «Книжный клуб», 2012 г., с. 360.

 

«Квентин Тарантино: «Я вообще не верю во все эти тестовые и закрытые предварительные просмотры, где вы раздаете опросные листы зрителям, чтобы заполучить их мнения и суждения. И хотя мне нравится присутствовать на просмотрах своих фильмов, мы никогда не проводили никаких исследований ни по возрастным, ни по каким-либо другим признакам. Ни перед «Бешеными псами», ни перед «Криминальным чтивом». У меня в контракте прописано, что никаких маркетинговых исследований проводиться не будет. Любой режиссёр скажет вам: не надо никаких анкет, чтобы понять, что чувствует зритель. Когда вы впервые смотрите ваш фильм в окружении незнакомых людей, вы тут же узнаете всё, что вам нужно: смешно или нет, слишком медленно или чересчур быстро, есть действие или нет и где вы теряете зрителя, а где вновь обретаете его. Мне абсолютно по барабану, как отреагирует на  отдельные сцены такой зритель. Меня не волнует, что он думает как личность, меня интересует его реакция как представителя аудитории. В этот момент нет более строгого критика моей работы, нежели я сам».

Квентин Тарантино: интервью / Сост. Дж. Пири, СПб, «Азбука-классика», 2007 г., с.132.

 

«Примечателен тот факт, насколько серьёзно Тарантино воспринимает критику фильма. «О, я слежу за критикой, я её большой фанат, - говорит он. - Если бы я не был режиссёром, я стал бы кинокритиком. Я не испытываю особого уважения к людям этой профессии, но что касается профессии как таковой, я её очень уважаю. Мне приятнее читать хорошо написанную, умную рецензию, даже негативную, чем плохо написанную хвалебную. Это всегда - пища для размышлений. Хороший стиль - это хороший стиль. Полина Кейл оказала на меня огромное влияние, большее, чем кто-либо из режиссёров». В то время как большинство других режиссёров относятся к критикам с явным презрением или заявляют, что вообще не читают рецензий, Тарантино может часами перечислять имена кинокритиков…»

Джефф Доусон, Тарантино, М., «Вагриус», 1999 г., с. 217-218.

Новости
Случайная цитата
  • Оценка численности элиты по М.И. Веллеру
    «Элита  сегодня  -  это  кто?  Политики,  крупный  бизнес,  звёзды искусства, верх чиновничества и менеджмента, а также норовящие включать себя в  элиту интеллектуально-нравственную журналисты, врачи, учителя,  инженеры, компьютерщики,   а   также   норовящие    примыкать   к    этим   категориям предприниматели, образованны и культуртрегеры всех мастей.То есть:  люди  с  влиянием, известностью, интеллектом, образованием  и доходом заметно выше среднего.Сколько  их? Смотря как считать, чётких кр...