Ивановский Владимир Николаевич

1867 год
-
1931 год

Россия (СССР)

Отечественный философ, историк философии.

В 1923 г. В.И. Ивановский, работавший в Белорусском государственном университете, опубликовал книгу «Методологическое введение в науку и философию», где им была предложена «Теория культурных систем».

«Миссия философии определяется её положением среди других основных областей культуры, которые В.Н. Ивановский называет «культурными системами». Автор настаивает, что выражение «культурные системы» больше подходит для обозначения этих областей, чем «ценности» («как иногда называют немецкие мыслители») или «факторы» (в смысле Е.В. Де-Роберти). В.Н. Ивановский выделяет девять культурных систем. Первые три имеют дело, прежде всего с «мотивами человеческих действий». Сюда относятся: 1) сфера личных (эгоистических) интересов субъекта; 2) сфера интересов альтруистических; 3) этическая система, предполагающая действие в соответствии с осознанными нормами. Вторую «тройку» культурных систем образуют те, в которых центральное место принадлежит чувствованиям, «эмоциональному» мышлению и творчеству. В эту «тройку» входят: 4) «жизненная лирика»; 5) искусство; 6) религия. Следующие три культурные системы имеют своей основой знание, «истину в собственном смысле». Здесь мышление приобретает характер не эмоционально-волевой, а познавательный. Эти системы: 7) наука; 8) философия; 9) техника.

Философия, будучи одной из наук, обладает особенностями, позволяющими выделить ее в особую культурную систему и сопоставить с областью наук «отдельных», «частных»».

Алексеева И.Ю., Научная философия как «культурная система» (О Владимире Николаевиче Ивановском и его идеях), журнал «Вопросы философии», 2012 г., N 11, c. 4-5.

Новости
Случайная цитата
  • Антисоциальные типы (личности) и русская революция по И.А. Бунину
    И.А. Бунин, находясь в Одессе и анализируя русскую революцию 1917 года, написал: «Да, уж чересчур привольно, с деревенской вольготностью, жили мы все (в том числе и мужики), жили как бы в богатейшей усадьбе, где даже и тот, кто был обделён, у кого были лапти разбиты, лежал, задеря эти лапти, с полной беспечностью, благо потребности были дикарски ограничены.«Мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь». Да и делали мы тоже только кое-что, что придётся, иногда очень горячо и очень талантлив...