Быстролётов Дмитрий Александрович

1901 год
-
1975 год

Россия (СССР)

Советский разведчик, владел 22 иностранными языками.

В 1938 году Д.А. Быстролётов был арестован по обвинению в шпионаже.

В 1956 году за отсутствием состава преступления реабилитирован.

 Почти до самой смерти Д.А. Быстролётов работал над 17-ти томными воспоминаниями «Пир бессмертных».  Вот как он об этом написал сам в Предисловии:

«Эта книга - обстоятельное и честное свидетельское показание о пережитом в местах заключения эпохи «культа личности» И.В. Сталина (сентябрь 1938 г. - февраль 1956 г.). Я взял на себя столь тяжёлый труд потому, что вижу в нём выполнение гражданского долга. Преклонный возраст,  подорванное здоровье, огромная нагрузка в научно-исследовательском институте, полная невозможность при жизни опубликовать свои записки - все эти факторы, говорящие против успешного выполнения поставленной задачи. Иногда она мне самому кажется непосильной и безумной. И тем не менее, я упорно лишаю себя драгоценных часов отдыха для того, чтобы урывками, за рабочим столом во Всесоюзном научно-исследовательском институте медицинской информации и дома, мало-помалу восстановить картину ушедших в прошлое событий и дать в руки неизвестных мне людей в неопределённом далеком будущем правдивый и точный черновой материал для литературной обработки и социологических или исторических исследований. Я полагаю, что подобное свидетельское показание окажется очень нужным советскому народу, ибо неизбежно придёт время, когда о методах государственного управления можно и нужно будет говорить спокойно и свободно, и тогда понадобятся материалы, показывающие не только одни светлые стороны нашей жизни. Назойливо клясться в том, что прошедшее не повторится, и в то же время решительно не допускать общественного обсуждения допущенных ошибок, - это недопустимо, это затрудняет процесс оздоровления. Чтобы понимать - нужно знать, и я рассматриваю свою работу как ценную помощь советским людям будущего со стороны современника и очевидца. Без всякой надежды быть услышанным при жизни я твёрдо верю в наше будущее и работаю ради него и для него... Тринадцать лет самоотверженной борьбы и труда в нашей разведке и восемнадцать лет тяжелейших моральных и физических испытаний в заключении закалили меня настолько, что и на исходе жизни я не могу уклониться от выполнения общественной задачи и остаюсь патриотом до конца. Будь что будет - я пишу в собственный чемодан, но с глубокой верой в то, что когда-нибудь чьи-то руки найдут эти страницы и используют их по прямому назначению - для общего блага, для восстановления истины. Преступления кучки проходимцев не могут заслонить бессмертный подвиг народа, приступившего к построению новой жизни. Я не пишу литературное произведение с процеженными жизненными фактами, нужными автору только как фон для утверждения своей идеи через поступки, слова и мысли выдуманных действующих лиц. Для меня факты жизни - самоцель свидетельского показания. Литературной стилизации и «образов» здесь нет, равно как и оценок, претендующих на окончательность: их сделают мои будущие читатели тогда, когда все скрытые пока события станут широко известными. Если я и даю оценки, то только для того, чтобы люди других поколений знали, как думали мы, - эти оценки тоже имеют значение фактов жизни, не больше. Сталинская эпоха ярка и грандиозна, она велика в хорошем и дурном, и не мне её огульно хаять и чернить: я горжусь, что жил в это жестокое, трудное, но великолепое время! Я пишу только о том, что пережил и видел сам, и не претендую на исчерпывающее освещение какого-либо вопроса. Воспоминания не исследование. Это - живые впечатления очевидца, здорового и сильного человека, который вопреки всему всегда старался сохранить в себе своё советское содержание. Борьба за гуманное в себе самом - вот одна из тем этих записок, но главное - это попытка передать своеобразие времени, глубину падения и высоту взлёта  коллективного героя этой всенародной трагедии - советского человека, его величие и стойкость.

Я думаю, он - Человек с большой буквы.

Придёт время, и жертвам культа личности И.В. Сталина поставят памятник. Пусть мои воспоминания будут щепоткой советской земли в его основании».

Быстролётов Д.А., Пир бессмертных: книги о жестоком, трудном и великолепном времени. Возмездие. Том 1, М., «Крафт+», 2011 г., с. 8-9.

Новости
Случайная цитата
  • Основные и дополнительные цвета в живописи по К.С. Петрову-Водкину
    В спектре выделяются шесть обособленных лучей: фиолетовый, синий, зелёный, жёлтый, оранжевый и красный. Каждый из этих цветов проходит гамму осветления, смешивается с соседями справа и слева и уступает им место.Ньютон, очевидно, желая сохранить аналогию цвета и звука, ввёл седьмой цвет, являющийся не более как разбелом от синего к зелёному. Ньютон же назвал все эти семь цветов основными, но ещё античные греки, при наблюдении радуги, принимали за основные только три цвета: синий, жёлтый и красный...