Веласкес Диего

1599 год
-
1660 год

Испания

«Когда меня спрашивают, какая разница между  полотном
Веласкеса и хорошей фотографией, я отвечаю: 
«Семь миллионов долларов»...» 

Сальвадор Дали, О себе и обо всём прочем / 
Тайная жизнь Сальвадора Дали, написанная им самим. 
О себе и обо всем прочем, М., «Сварог и К», 1998 г., с. 415.

 

Испанский дворянин, вошедший в историю как живописец.

В 1623 году был назначен придворным живописцем с исключительным правом писать портреты короля.  Позже он напишет более 30 портретов короля, а также портретов представителей высшей испанской аристократии и других обитателей дворца: карликов и шутов.

«Его сторонники родом из Севильи и друзья  Веласкеса отправляют в Мадрид - попытать счастья и заодно ознакомиться с собраниями картин Мадрида и Эскориала, пополнив таким образом свои познания в живописи. Однако Веласкесу так и не представилась возможность блеснуть перед новым монархом: во дворце слишком заняты недавними политическими переменами. Зато он пишет поразительный портрет поэта Гонгоры (чудесная, капризная голова великого мыслителя и несносного человека - сочетание, встречающееся столь часто, когда мы имеем дело с выдающимися поэтами!). Потерпев неудачу, Веласкес возвращается в Севилью, но уже через несколько месяцев получает официальное приглашение во дворец с возмещением дорожных расходов. В «команде» графа-герцога ему предстоит отвечать за живопись. Прибыв в Мадрид, он сразу же пишет портрет короля. Эта работа производит такое сильное впечатление на Филиппа IV, что он назначает Веласкеса своим личным художником и обещает не разрешать никому другому писать свои портреты. Веласкес так и проживет всю свою жизнь во дворце и сменит его лишь на могилу. Заметьте: в жизни Веласкеса была только одна женщина - его жена, только один друг - король и только одна мастерская - дворец. С этого момента, с которого, собственно говоря, и начинается жизнь Веласкеса, любой исследователь оказывается перед неразрешимой загадкой: кто перед нами - художник или придворный? Как и положено королевскому слуге, он сменяет один за другим посты и титулы, пока наконец не достигает пика придворной карьеры - должности «старшего гофмейстера». Итог закономерен - Веласкеса посвящают в рыцари ордена Сантьяго, то есть причисляют к высшей знати».

Хосе Ортега-и-Гассет, Веласкес. Гойя, М., «Республика», 1997 г., с. 21.

В Мадриде Веласкес изучил королевское собрание картин, в частности - работы Тициана, а также лично познакомился с П.П. Рубенсом, прибывшим в составе дипломатической миссии в Мадрид.

 

«В 1628 году в Мадрид приезжает Рубенс, который пребывает в это время на вершине мировой славы. Его прислала сюда эрцгерцогиня Нидерландов, тетка Филиппа IV, с дипломатической миссией, имеющей отношение к английской короне. Важно помнить, что художники в ту эпоху были вынуждены участвовать в делах, весьма далёких от искусства, что свидетельствует об огромном влиянии живописи на тогдашнюю жизнь европейского общества, более того, только этим небывалым её престижем и можно объяснить некоторые парадоксальные свойства художественной манеры Веласкеса. На протяжении всех восьми месяцев, что Рубенс провёл в Мадриде, Веласкес постоянно рядом с ним. Это был первый великий европейский художник, с которым Веласкеса свела судьба. По счастливой случайности Рубенс не только настоящий мастер, но и светский человек, талантливый предприниматель в мире живописной индустрии, политик и образцовый вельможа. Благодаря этому знакомству Веласкес начинает догадываться, что мир живописи, да и мир вообще, гораздо больше, чем тот, что он представлял себе прежде…» 

Хосе Ортега-и-Гассет, Веласкес. Гойя, М., «Республика», 1997 г., с. 21.

 

В 1629-1631 годах Диего Веласкес совершил поезду в Италию.

«Необычная внешняя ситуация - художник, не зарабатывающий своим ремеслом, - сочетается у Веласкеса с крайне любопытной внутренней ситуацией. Его португальские родственники по отцу, из рода Сильва де Опорто, были одержимы аристократическими претензиями. Они верили, что ведут свой род от самого Энея Сильвия. Веласкес решит, что его подлинное призвание - быть истинным дворянином, и, поскольку знатность во времена абсолютной монархии измерялась степенью приближенности к особе короля и занятием соответствующих постов, он посчитает ряд придворных должностей, которые будет получать и который завершится официальным возведением в дворянство с вручением ему креста Сантьяго, своей настоящей карьерой. Когда во время второго путешествия в Италию - в 1649 году - он напишет портрет Иннокентия X, папа пришлёт ему золотую цепь. Веласкес вернёт её, заявив, что он не художник, но слуга короля, которому он служит своей кистью, исполняя его приказания. Результатом сложившихся таким образом внешних и внутренних обстоятельств стало то, что писал Веласкес очень мало». 

Хосе Ортега-и-Гассет, Веласкес. Гойя, М., «Республика», 1997 г., с.180.

«Почти всю свою жизнь Веласкес прожил во дворце, где и умер в 1660 году в возрасте шестидесяти одного года. Там был его дом и его мастерская. Поскольку ему как художнику было уготовано судьбой рисовать то, что он видел перед собой, Веласкес писал то, что считалось главным во дворце: королевскую семью и толпу уродов, бродивших по дворцовым галереям и залам».

Хосе Ортега-и-Гассет, Веласкес. Гойя, М., «Республика», 1997 г., с. 221.

Новости
Случайная цитата
  • Оптина пустынь - скит, мужской монастырь
    Официально скит был основан в Калужской губернии в 1821 году, хотя до этого существовал с XV века.Здесь селились «пустынники» - люди, которые многие годы провели в совершенном уединении.Кроме этого, Оптина пустынь известна своими «старцами». Старчество считается в православной церкви особым родом святости, открывающим дар различения духов, прозорливости и дающим право на духовное руководство.Один из старцев «… отец Лев был наделён и даром исцеления души и тела. Многим страдавшим от телесных неду...